Горный массив Псеашха: история освоения и топонимы

Горный массив Псеашха расположен в истоках рек Малая Лаба, Уруштен и Пслух. Высоты здесь превышают трехкилометровую отметку (высота высшей точки массива, г. Северная Псеашха, составляет 3256,9 м). Массив расположен в системе Главного Водораздельного хребта, причем главные вершины массива – горы Псеашха Северная (3256,9) и Псеашха Южная (3251,2), лежат не в цепи Главного хребта, а в его поперечном северо-восточном отроге, поскольку последний разделяет бассейны двух «северных» рек: Холодной и Чистой. Данное обстоятельство, видимо, и заставило топографов объединить хребет обще кавказского простирания, идущий от перевала Псеашха с упомянутым северо-восточным отрогом. Объединять разные хребты в единый не логично, по крайней мере, геоморфологически.

Ю.К. Ефремов в своих рукописных «Рекомендациях… по исправлению карт» предлагает такой вариант: «Хребет Псеашха подписать не на месте отрога. От пика Ю. Псеашхо он идет на юг до пика Кожевникова…». Предложение Ю.К. Ефремова уже больше соответствует истине, но при этом снова объединяются разные геоморфологические элементы. Чтобы обойти эти спорные моменты, в рамках нашего описания мы используем исчерпывающий тему географический термин «массив», который наиболее полно и бесконфликтно характеризует горную систему Псеашха.

Таким образом, границы массива Псеашха можно обозначить следующим образом. С севера – д. р. Холодной – пер. Мраморный – д. р. Чистой; с востока – д. р. М. Лабы (верховье) – пер. Аишха; южная граница – д. р. Пслух (верховье) и западная – пер. Псеашха – верховье р. Уруштен.

DSC_4926
Вид на массивы Псеашха и Мраморная с хребта Агиге зимой.
DSC_1471-DSC_1474_0001
Панорама массива Псеашха. Вид с северо-восточных склонов массива Чугуш

Массив Псеашха – сложно построенный участок Большого Кавказа с сильно расчлененным альпийским рельефом, для которого характерны крутосклонные скалистые гребни, современные ледники и древнеледниковые формы: троги, кары, морены. Сложен массив породами различного возраста: от древнейших докембрийских до новейших четвертичных отложений.  Характерной особенностью палеозойских отложений являются выходы мраморизованных известняков в бас. р. Холодной и отчасти в Чистой. Мраморизованные известняки, которые многие путешествующие здесь попросту называют мрамором, в основном белого цвета, но попадаются серого и даже черного цвета. Другие отложения палеозоя представлены конгломератами, гравелитами, песчаниками, алевролитами, кремнеподобными литтотуфитами, метапесчанниками. Именно этими породами сложена высшая точка массива гора Северная Псеашха. Гора Южная Псеашха и вершинные гребни к западу представлены уже породами юрской системы: глинистые сланцы, порфириты, алевролиты, песчаники. Самые молодые отложения четвертичные – валуны, галечники, суглинки, пески, щебень, в основном приурочены к долинным участкам рек.

Массив Псеашха – значительный центр оледенения в пределах Кавказского заповедника. В массиве насчитывается 13 ледников и около 10 озер.

ozera_pseashxa
Карта озер массива Псеашха.

1. ИСТОРИЯ ОСВОЕНИЯ МАССИВА ПСЕАШХА 

Район массива Псеашха, как и весь Северо-Западный Кавказ в целом, с давних пор находился в зоне интенсивного освоения человеком. В раннем средневековье (V-IX вв.) развитие горного Причерноморья шло в тесной связи с Византией и Абхазским царством. Византийская колонизация опиралась на распространение христианства, а также на военные мероприятия и торговлю. В это время была создана целая система крепостей, расположенных в долинах рек восточной части южного склона Северо-Западного Кавказа. Строительство этих крепостей связано, в первую очередь, с функционированием здесь в VI–VII вв. одного из ответвлений Великого шелкового пути, один из которых проходил через перевал Псеашха и связывал Абхазское царство и Аланию. Путь начинался на Черноморском побережье в окрестностях современной Хосты, затем шел вблизи Воронцовской пещеры, обходил с запада ущелье Ахцу, и спускался в долину Мзымты в районе современной Красной Поляны, откуда по течению Пслуха поднимался к перевалу Псеашха и далее по рекам Уруштен и Малая Лаба спускался в долину Большой Лабы.

Функционирование  Псеашхинского  ответвления Великого  шелкового  пути и широкое  распространение  вдоль  него каменных  крепостных  сооружений  было связано  с  политикой византийского императора Юстиниана (527-565 гг.), когда территория Большого Сочи фактически являлась колонией Византии. Время  сооружения  главных  укреплений  Красной  Поляны  и  ее окрестностей относится к VI–VIII вв., с возможным продлением этой даты в отдельных случаях до IX–X вв. Византийская колонизация в X-XV вв. сменилась генуэзской, во время которой генуэзцы активно пользовались оставшейся от греков инфраструктурой, привнося в нее при этом и свои элементы.

Все это время на северном и южном склонах Северо-Западного Кавказа продолжалось формирование и развитие горских народностей и племен. К началу XIX в. на горной территории, прилегающей с севера и с юга к массиву Псеашха в пределах современного заповедника сложилась следующая этническая картина:

– на северном склоне бассейны рек Белой и Пшехи занимали адыгские племена абадзехов, в долине же Малой Лабы компактно проживали абазинские племена шегиреев (чегреев), баговцев (в верхнем бассейне р. Ходзь) и тамовцев в среднем течении Большой Лабы.

– южные склоны занимали племена убыхов, проживавших на побережье и в горах на участке от р. Шахе до р. Хосты, бассейн же р. Мзымты от верховьев до устья занимали племена садзов-джигетов, относящихся к абхазо-абазинским народам. Ниже, при рассмотрении некоторых топонимических вопросов, мы еще коснемся этих сведений.

Кавказская война

Первое описание окрестностей массива Псеашха мы встречаем у Федора Федоровича Торнау (1864), русского офицера, разведчика, дерзкий поход которого в далеком сентябре 1835 г. проходил через современный перевал Псеашха. Начав маршрут в районе современного поселка Псебай (бас. р. М. Лаба), Торнау с попутчиками пройдя немноговдоль Малой Лабы, поднялся на хребет Малый Бамбак и дошел до г. Ачешбок. Здесь путешественники «остановились ночевать в одной из пещер, которыми усеяны каменные отроги горы Ашишбогъ, возвышающейся в виде огромных ворот над абазинским аулом Баг.». Дальше путь проходил через Бамбакский массив, откуда, по всей видимости, через отроги Джуги и Бурьянистую поляну путники спустились к устью р. Аспидной, по долине Уруштена вышли на перевал. Псеашха и спустились к устью реки Ачипсе (кстати, путь Торнау, показанный на карте в книге Ю.К. Ефремова «Тропами горного Черноморья» не совсем точен).

В другом своем отчете. Описывающем перевальные пути с северного на южный склон, Ф.Ф.Торнау упоминает и старое название р. Уруштен – «Псизипс»: «…проходит дорога, поднимаясь по широкому ущелью Малой Лабы, суженному и каменистому, близ горы Диц и невдалеке от впадения в Лабу р. Псизипс, по течению которой, поворотив, доходит широким ущельем, не требуя даже в настоящем виде никакой разработки, к верховью реки Мдзимты».

Само описание окрестностей Псеашха узнаваемо: «…поднялись на гору, на которой находилась широкая равнина, огороженная со всех сторон остроконечными вершинами. Эта равнина, неприметно склоняясь с одной стороны на северо-восток, с другой на юго-запад, образовывала перелом местности. Посреди ее находилось несколько бездонных озер, имевших от 50 до 100 саж. поперечника [~100 – 200 м], из коих вытекали на север – Лаба, на юг – Мдзимта. С южной стороны эта равнина, имевшая 2 версты протяженности, прерывалась пропастью неизмеримой глубины, в которую ниспадал поток, образующий начало Мдзимты [?], разлетаясь на половине своего падения в облако водяной пыли [водопад на Бзерпи ?]. Едва приметная серебристая лента обозначала на дне пропасти, что эта пыль снова сливается в один поток».

Правда место, где пересек Торнау Главный Водораздельный хребет, не столь бесспорно. «Несколько бездонных озер» могут указывать и на озерную долину Дзитаку, с обрыва которой к р. Ачипсе в 1882 году А.А. Старк увидел, что «…ясная дорожка пошла влево, вдоль скал, уже по Ачипсинской стороне…». Во времена Торнау вполне мог существовать и второй путь спуска от Уруштена в Мзымту по долине Лауры, который впоследствии обвалился и пришел в негодность.

Торнау ни словом не обмолвился ни о Псеашха, ни об Уруштене, ни о других известных нам сегодня топонимах, – либо тогда таких названий еще не было, либо его проводники их не знали, или не хотели посвящать русского разведчика в свои тайны. В отчетах того времени, а также в последующих описаниях местности и перевала, он также упоминается без названия. Так, в записках штабс-капитана Г.В. Новицкого (1830), составленных по расспросным данным и описывающих, в том числе, и перевальные пути с северного склона на южный через Главный Кавказский хребет, упоминается, что «по направлению р. Лабы, в самой вершине ее, есть тропинка, ведущая через хребет во владения Медозюи, расположенные около самого хребта, откуда спуститься можно во владения азигов-бзибов». М.И. Венюков (1863) в своем описании пространства между реками Белая и Кубань среди перевальных путей, связывающих южный и северный склон Северо-Западного Кавказа упоминает и о пути  «по Малой Лабе Шах-Гиреевским ущельем на р. Мдзымту – ведет к мысу Адлер на Черном море через земли Медовеевцев и Ахчипсоу».

Впервые же в письменных источниках название перевала – «Псегашко» – появляется в военных отчетах и сводках 1864 г., на исходе многолетней Кавказской войны. В отчете генерала Н.И. Евдокимова «О военных действиях в Кубанской области в период с июля 1863 по 1 июля 1864 гг.» (1864) отмечалось, что «Даховский отряд приступил с 9 июня к разработке дороги вверх по Мзымте, по направлению на перевал Псегашко, навстречу Мало-Лабинского отряда».

В записках военного топографа И.И. Стебницкого (1864) также упоминается, что «из истоков р. Малой Лабы на р. Мдзымту и далее к мысу Адлер на Черном море ведут близкие между собой перевалы: 1) З а к а н, 2) А и ш к о и 3) П с е г а ш к о

В этот же период было совершено и второе, зафиксированное в литературе, прохождение перевала Псеашха, которое совершили русские войска. Для скорейшего окончания Кавказской войны, весной 1864 года на северном склоне гор были сосредоточены три военных отряда, которым надлежало согласовать свои действия с действиями войск Кутаисского генерал-губернаторства, направляемых из Джигетии и Абхазии в земли общества Ахчипсоу в горном урочище Кбаада. Главной целью всех этих отрядов было окончательное усмирение горцев и окончание Кавказской войны.

Одним из этих отрядов был Мало-Лабинский отряд, которым командовал генерал-майор Н.П. Граббе. Войска отряда были сосредоточены первоначально в урочище Малый Раштаишт на левом берегу Малой Лабы. Отряд состоял из 12 батальонов и 2 сотен казаков, при одном взводе горных орудий. К концу апреля 1864 г. отряд был поделен на две колонны. Средняя колонна должна была проложить вьючную тропу от урочища Малый Раштаишт к перевалу Псеашха и, перейдя последний, соединиться с Ахчипсхувским отрядом, двигавшимся в урочище Ахчипсоу от морского берега вверх по реке Мзымте. Задача левой колонны заключалась в открытии вьючного сообщения через Умпыр и Загедан с перевалом из Большой Лабы на Бзыбь; после перехода этого перевала колонна должна была действовать в связке с Псхувским отрядом, предполагавшим наступать из Абхазии к горному обществу Псху.

Хотя глубокий снег, лежавший на перевалах через хребет, затруднял быстрое исполнение возложенных на войска задач, но, тем не менее, работы подвигались вперед. Лишь совершенная недоступность Больше-Лабинскаго перевала не только в апреле, но даже и в мае месяце, вынудила отменить движение левой колонны на этот перевал. Большая часть войск обеих колонн отряда были обращены на скорейшую разработку вьючной тропы на перевал Псеашха и дороги от Малого Раштаишта к урочищу Умпыр.

В начале мая 1864 г. войска Мало-Лабинского отряда расположились лагерем на горе Ятыргварта; они разработали дорогу по Шахгиреевскому ущелью до реки Малый Раштаишт, а отсюда проложили вьючную дорогу вверх по реке Малой Лабе, на протяжении одной версты, и по горе Ятыргварта, на перевал Псеашха – на 10 верст.

7 мая 1864 г. в главном лагере отряда для движения на южный склон Кавказского хребта сосредоточились 10 батальонов, 4 сотни казаков, 2 сотни милиции и взвод горных орудий разделенные на две колонны: одна, из семи батальонов пехоты, сотни милиции, двух сотен казаков и взвода горных орудий, направлена налегке к реке Алоус, для разработки вьючной дороги. Полковник Ильинич со второй колонной (3 батальона, сотня милиции и две сотни казаков), двигаясь по следам первой колонны, прикрывал вьюки отряда.

Поднявшись к верховьям реки Алоус, отряд спустился вниз по ее течению едва заметной тропинкой, разрабатывая почти на каждом шагу дорогу, заваленную крупными деревьями. При переходе через небольшой хребет, разделяющий бассейны Алоуса и Уруштена, партия горцев, засев на одной из высот, через которую надлежало проходить войскам, сделала залп по шедшему в авангарде Апшеронскому стрелковому батальону. В ответ апшеронцы без выстрела, с криком «ура», бросились в штыки и отбросили горцев. После того неприятель еще некоторое время вел слабую перестрелку, а затем совершенно скрылся. В этой перестрелке с нашей стороны убиты проводник отряда (туземец) и два рядовых. Продолжая следовать далее, войска уже в сумерках остановились на позиции при реке Малых-Адзы (Мамыр-Адзы), пройдя с утра 10 верст.

10 мая 1864 г. войска, двигаясь в том же порядке, подошли к реке Уруштен. Но значительная глубина реки и сильное течение, образовавшееся вследствие шедшего целые сутки дождя, замедлили переправу, и отряд только к вечеру успел переправиться на левый берег, где и расположился на ночлег. К утру следующего дня устроили мост на козлах через реку Уруштен. Оставив батальон Владикавказского полка на поляне Ачи-Капарты, для устройства поста, охраны моста и разработки дороги назад к реке Малых-Адзы (Мамыр-Адзы), генерал Н.П. Граббе с остальными войсками продолжал движение вверх по реке Уруштен, в следующем порядке: колонна полковника С.И. Нолькена, в составе Апшеронского, Ширванского и сводно-стрелкового батальонов, одной сотни казаков и милиции при взводе орудий, шла впереди, разрабатывая дорогу; по её следам двигалась колонна полковника Ильинича (2 батальона и сотня казаков) и прикрывала вьюки отряда. Достигнув верховий Уруштена, отряд расположился на ночлег при слиянии основного истока Уруштена (Большой Псизипс) и р. Холодной (Малый Псизипс), где был временно назначен склад провианта. 12 мая 1864 г. на позиции Псизипса остался один батальон для устройства Псизипсинского поста, а остальные войска, двумя колоннами, двинулись к перевалу Псеашха. Авангардная колонна, под начальством полковника Нолькена (Апшеронский, Ширванский и сводно-стрелковый батальоны, при взводе орудий, с милицией и двумя сотнями казаков), получила назначение проложить дорогу через снежный перевал, к спуску на южный склон; колонна же полковника Ильинича сопровождала вьюки авангарда. Достигнув через 5 весрт перевала Псеашха, генерал Н.П. Граббе дал войскам получасовой отдых и затем двинулся к спуску. Колонна полковника С.И. Нолькена, пройдя 20 верст от Псизипсинского поста, подошла к небольшой поляне на южном склоне, на хребте Псекохо, и расположилась здесь на ночлег. Войска полковника Ильинича имели ночлег в 4-х верстах позади первой колонны и присоединились к ней с рассветом следующего дня. Во время спуска отряда, по южному крутому склону, 10 лошадей сорвались с круч и расшиблись насмерть. К обеду отряд спустился к реке Ачипсе и расположился лагерем в долине Аpиyт, неподалеку от  места слияния р. Ачипсе и р. Лаура. Через несколько дней отряды Мало-Лабинский, Даховский. Ахчипсхувский и Псхувский  соединились в единое войско на большой поляне в урочище Кбаада, а 21 мая 1864 г. было провозглашено окончание Кавказской войны.

qTuz2Fi8tms2
Ставка русских войск в урочище Кбааде, май 1864 г.

Приходится удивляться стойкости и выносливости войск Мало-Лабинского  отряда, особенно Апшеронского и Ширванского батальонов, ведь свой переход они совершили практически в зимних условиях, когда все вокруг еще завалено снегом. Ведь незадолго до этого Н.П. Граббе, будучи командиром Пшехского отряда, куда входили указанные батальоны, с 14 марта по 24 мая 1864 года несколько раз пересекал Главный Водораздел, практически в зимних условиях: 25 апреля 1864 г. войска перешли через Пшехский перевал в Бабук-Аул, 27 апреля отряд преодолел Шитлибский (Белореченский) перевал под Фиштом, и вот в мае – пересечение перевала Псеашха. За последний поход начальник отряда генерал-майор Н.П. Граббе был награжден золотой саблей с алмазами и надписью «За троекратный переход через Кавказский хребет».

В первой половине июня племена, населявшие верховья Мзымты и Бзыби (ахчипсхувцы, псхувцы и аибга) были выселены со своих мест и переселились в Турцию, и войска Даховского отряда приступили с 9 июня к разработке дороги вверх по Мзымте, по направлению на перевал Псеашха, навстречу Мало-Лабинскому отряду, отдельные части которого разрабатывали дорогу по Малой Лабы от Затишья вверх на Ятыргварту и в сторону урочища Умпыр.

Топографические работы

С окончанием Кавказской войны, когда через путь через перевал Псеашха стал относительно безопасным, и через перевал прошли первые топографы и геодезисты. В различных источниках, отчетах и картах стала появляться новая информация о псеашхинском массиве и его топонимах.

Приведем цитату из работы Иеронима Ивановича Стебницкого, геодезиста, помощника начальника триангуляции Северного Кавказа Военно-Топографического Отдела Кавказского Военного округа, который в 1864 г. получил опасное и ответственное поручение сделать рекогносцировку той части Закубанского края, которая прилегает к Восточному берегу Черного моря: «В августе 1864 года, на этом пространстве я не видел ни одной вершины, сплошь покрытой снегом… (лишь снежники не успевающие растаять) …как например, на северном склоне перевала Псегашко, у Псизипсинского поста, где берет начало исток Малой Лабы – река Псизипси [«Псизипи» в другом месте текста, «Псизипс» на Карте Черкесских берегов полковника Мейда и «Псизюе» на карте закубанских горских народов Л.Я. Люлье] … Из истоков реки Малой Лабы на реку Мдзымту и далее к мысу Адлер на Черном море, ведут близкие между собой перевалы… Удобнейший из них, Псегашко, имеет высоту, по моему барометрическому определению, 6200 ф. [~1890 м]... В настоящем году [1864] приступлено к разработке дороги по р. Мдзымте, через перевал Псегашко на реки Псизипси и Умпырь  – истоки Малой Лабы.

Дорога, по которой весной 1864 года прошел через Главный хребет отряд генерала Граббе, мало разработана и весьма затруднительна, особенно подъем с южной стороны

Высоты, определенные барометрически в 1864 году.

По дороге от урочища Адлер через перевал Псегашко на реку Малую Лабу.

[извлечения]

Название пункта Высота в футах Высота в метрах
7. Начало елового леса, при подъеме на перевал Псегашко 4243 1293,3
8. Предел елового леса 5688 1733,7
9. Высший пункт на перевале Псегашко 6191 1887,0
10. У первого поста (Пзиштинского) за перевалом (верховья реки Пзисипа, одного из истоков Малой Лабы) 5233 1595,0

…»

В данном описании все узнаваемо: и перевал Псегашко – Псеашха, и река Псизипси (Псизипи, Псизипс, Псизюе, Пзисип) – Уруштен, и Псизипсинский (Пзиштинский) пост – на месте нынешнего лагеря Холодного. Правда непонятно, что подразумевает Стебницкий под рекой Умпырь, истоком Малой Лабы. Вполне возможно речь идет об основном истоке Малой Лабы.

Примерно в то же время, и похоже даже чуть раньше, в начале лета 1864 г., через Псеашха прошел начальник Стебницкого, знаменитый геодезист Иосиф Иванович Ходзько вместе с капитаном Ждановым. Любопытные измерения высот по маршруту, приведенные в Кавказском календаре на 1867 г.[60], заслуживают внимания.

Таблица высот, определенных барометрически в Кавказском крае

Высоты, определенные в 1864 году генерал-лейтенантом Ходзько в Закубанском крае, по дорогам ведущим с северной стороны на южную часть хребта…

[извлечения]

Название пункта Высота в футах Высота в метрах
II. Перевалы
720 Псегашко (через Гл. В. хребет) 6870 2093,98
724 Большой перевал от коего идет ущелье р. Уруштен 6445 1964,44
725 При начале р. Уруштен 6400 1950,72
III. Пункты на покатостях гор
750 1-й подъем от поляны на р. Уруштен 5050 1539,24
754 Поляна на р. Уруштен 4755 1449,32
755 Малая поляна у подошвы пер. Псегашко 4730 1441,70
769 Нижняя часть поляны Кванда (Кбаадэ) 1600 487,68
По Уруштену
806 Начало р. Уруштен, под перевалом 6400 1950,72
807 Ледник (низший) на реке Уруштен 5145 1568,20
Границы леса
877 Предел березы в верховьях р. Уруштен 6750 2057,40
882 Верховья р. Уруштен (сосны) 5578 1700,17

Обращает на себя внимание упоминание «ледника» на реке Уруштен, да еще и на столь низкой высоте. Конечно, никакого ледника в то время  в русле Уруштена быть не могло. Скорее всего, речь шла о «вечном» снежнике лавинного происхождения, который лежит прямо в русле Уруштена и прекрасно виден с тропы перед началом подъема к лагерю Холодному. Этот снежник ежегодно образуется после схода зимних и весенних лавин и не успевает растаять к концу лета. Река Уруштен пробивает в теле снежника эффектный туннель, поэтому информацию об этом природном феномене можно встретить почти во всех описаниях истоков Уруштена.

После коротких рейдов Стебницкого и Ходзько вдоль перевальных путей, в 1865 году якобы была произведена «съемка в масштабе 1 и 2 верст земель, которые были занимаемы убыхами, абадзехами и другими черкесскими и абазинскими племенами, а ныне составляющих округ Черноморский, Сухумский военный отдел и нагорную часть Кубанской области». Но какого-либо документального подтверждения данного факта (карты, схемы), нам во всяком случае, не попадалось. Вполне возможно, карты вдоль перевальных дорог (а большую площадь не смоли бы закартировать просто физически) осели где-нибудь в архивах Военно-Топографического ведомства.

Но планомерные триангуляционные и картографические работы после окончания Кавказской войны начались вне всякого сомнения. Так в «Материалах по триангуляции на Кавказе с 1864 по 1912 гг.» отмечено, что триангуляционными работами в данном районе в 1885 и 1886 годах занимался штабс-капитан Винников, а в 1887 году – капитан Первас. В списке треугольников 3-го класса встречаем:

93. Дженту – Загеданский сигнал – Аишха № 2 (Псеашха)

94. Дженту – Аишха № 2 (Псеашха) – Шелох № 1

Какая вершина под именем «Аишха № 2 (Псеашха)» имеется в виду не совсем понятно, но вот в списке «Географические координаты триангуляций, проложенных в Кубанской области в 1864 – 1903 гг.» (Пункты 3-го класса) в тех же «Материалах…» видим вполне определенные и «современные» данные:

№№ Название Широта Долгота(от Ферро) Высота Карты
саж. м. 1903-06 г. 1957-…
83 Псеашхо сев. 43º 44′ 03,92» 58º 07′ 16,18» 1525, 00 3253, 74 3253,95 3256,9
84 Псеашхо южн. 43º 43′ 44,12» 58º 06′ 54,45» 1523, 57 3250, 69 3250,54 3251,2

Кто из топографов предложил разделять Псеашха на Северную и Южную вершины, и когда это произошло – неизвестно. Видимо, в данном случае мы имеем дело с удобством, которое представляют обе вершины в качестве пунктов триангуляции.

На 5-ти верстной карте  1877 г. вершины Псеашха не обозначены. На карте отмечен только «перевал Псеашха» и что особенно интересно 3 варианта спуска с него на южную сторону, при этом спуск через Бзерпинский карниз и через вершину Бзерпи в обеих вариантах соединяется на хребте Псекохо. А вот вариант спуска с перевальной долины по водоразделу Бзерпи и Лауры вызывает недоумение. Хотя если взглянуть на карту, то вариант спуска просматривается, но разглядывая этот путь со стороны Бзерпинского карниза или Медвежьих Ворот на местности, никаких вариантов не видно…

C.4-(Сочи)-5в
Массив Псеашха. Фрагмент пятиверстной карты Кавказа 1877 г.

Конечно, скупые на детали и местами крайне неточные 5-ти и 10-ти верстные карты на определенном этапе перестали удовлетворять потребностям всех так или иначе имеющих дело с нагорной полосой Кубанской области. Поэтому возникла необходимость в более подробной, инструментальной верстовой съемке местности. Район массива Псеашха снимался в верстовом масштабе в 1903 и 1906 гг. В примечании к 2-х верстной карте читаем, кто же занимался съемкой данного участка: «… в 1903 г. коллежский асессор Гламаздин и в 1906 г. капитан Борисенко  и штабс-капитан Колдобский». В статьях «Топографические работы на Кавказе в 1903 году» [56] и «Топографические работы на Кавказе в 1906 году» [57] можно найти некоторые подробности этих работ. Например, что в 1903 г. снимался только бассейн р. Мзымты, т.е. южный склон ГКХ, без захода на северную сторону. А в 1906 г. «1 отделение продолжало прошлогоднюю верстовую съемку верстового масштаба по северному склону ГКХ в нагорной части Майкопского округа Кубанской области». В район съемок входил Главный хребет от вершины Уруштен (9905 ф.) до вершины Аджары, также бассейн среднего течения Белой с притоками Курджипсом и Пшехою и верховья р. Малой Лабы. Кстати, командовал 1 отделением топографов подполковник Богомолов, а среди съемщиков значатся и такие фамилии: капитан Конаржевский, штабс-капитан князь Русиев, поручики Красновидов, Бекханов.

псеашха_2_версты
Массив Псеашха. Фрагмент двухверстной карты Кавказа, 1902-1906 гг.

Из истории путей сообщения

М.В. Андреевский, посетивший долину Уруштена и перевал Псеашха в 1888 г., говоря о трудности передвижения в здешних горах, отмечал, что «здесь все тропы проложены верхами гор, а не долами, заросшими лесом и перерезанными быстрыми потоками, так что езда здесь весьма затруднительна, тогда как за границей при горных охотах сообщение гораздо удобнее, так как ездят везде низом, а уже поверху ходят пешком».

Такая система путей сообщения сложилась во времена горских племен, проживавших в здешних горах до 1864 г. Об этом упоминал еще барон Ф.Ф. Торнау, побывавший здесь в 1835 г. и прошедший с северного на южный склон Главного хребта тем же путем, каким следовал охотничий отряд в 1888 г. В частности, Ф.Ф. Торнау приводит интересные сведения о путях сообщения, проходящих через ущелье Малой Лабы: «Дорога через хребет Кавказских гор, от Шегирея к с. Ахчипсу и оттуда к берегу моря… хотя и с большими трудами и издержками, но может быть разработана и, раз проложенная, будет служить прочным и твердым сообщением. Вечные снега, кончившись на высоте Сагдан, на 6 месяцев в году оставляют перевал через хребет свободным, и в зимнее время на нем не может быть снежных завалов. Проходит дорога, поднимаясь по широкому ущелью Малой Лабы, суженному и каменистому, близ горы Диц и невдалеке от впадения в Лабу р. Псизипс, по течению которой, поворотив, доходит широким ущельем, не требуя даже в настоящем виде никакой разработки, к верховью реки Мдзимты; от него – к истоку р. Зикуой, где, обогнув каменистую гору, по лесистой покатости круто спускается в с. Ахчипсу, от которого по каменистому грунту узким ущельем над обрывистым берегом Мдзимты пролегает до долины Лиешь, не доходя которой версты на две, расширившись, снова делается удобною для повозок. 

Дабы миновать каменистые и тесные места по Лабе, около горы Диц, горцы проезжают от Шегирея хребтом до горы Ашишбог, от которой поворачивают снова к Лабе; здесь дорога хотя и представляет множество крутых подъемов и спусков, но менее камениста, не столько портит накованных лошадей, что служит главною причиною предпочтения ее. От Шегирея … до долины Лиешь не более 180 верст».

Таким образом, дорогой через ущелье Малой Лабы горцы пользовались неохотно, предпочитая более удобный путь на южный склон, лежащий по долину Уруштена. В дальнейшем многие исследователи и путешественники второй половины XIX в. (Н.Я. Динник, НА. Буш, С.В. Ваганов, К.Н. Россиков и др.) отмечали, что перевальный путь по Малой Лабе через перевал Аишха намного сложнее и менее разработан, чем путь через перевал Псеашха.

C.4-(Сочи)-5в.-1895-98гг
Массив Псеашха. Фрагмент пятиверстной карты Кавказа,1895-98гг

Об удобстве перевала Псеашха по сравнению с соседними седловинами писал в 1864 г.  известный военный геодезист и картограф И. И. Стебницкий: «Из истоков р. Малой Лабы на р. Мдзымту и далее к мысу Адлер на Черном море ведут близкие между собой перевалы: 1) З а к а н, 2) А и ш к о и 3) П с е г а ш к о. Удобнейший из них, Псегашко… В настоящем году [1864] приступлено к разработке дороги по р. Мдзымте, через перевал Псегашко на реки Псизипси и Умпырь  – истоки Малой Лабы».

Идея постройки капитальной дороги, которая бы связала бассейн Малой Лабы и Мзымты через перевал Псеашха, была не нова, она активно обсуждалась царской администрацией еще в последние годы Кавказской войны, и ее поддержал лично император. Для этих целей силами Мало-Лабинского отряда в 1862 г. даже начались вестись работы на участке Затишье-Умпырь. Но продлились они недолго. В мае 1864 года Мало-Лабинский отряд пробрался от Умпыря к Уруштену, поднялся к его верховьям и через перевал Псеашха спустился в долину Мзымты, где принял участие в торжественном окончании Кавказской войны, которое состоялось в урочище Кбаада (Красная Поляна).

По окончании Кавказской войны после первых рекогносцировок по Уруштену и безуспешных намерений построить транскавказскую дорогу через перевал Псеашха силами Мало-Лабинского и Даховского отрядов в продолжение июня 1864 г., эта местность была на какое-то время забыта. И.И. Стебницкий, прошедший этой дорогой летом 1864 г.  писал, что «дрога, по которой весною настоящего года прошел чрез главный хребет отряд генерала Граббе, мало разработана и весьма затруднительна, особенно подъем с южной стороны, потому что, по отвесности берегов р. Мдзымты, тропа направлена по горам, круто подходящим к реке, и состоит из ряда крутых подъемов и спусков».

Через несколько лет дорожные работы были возобновлены: с севера, со стороны Малой Лабы попытались продолжить строительство, но уже через перевал Аишха. Было даже придумано название дороге – «Сухумско-Лабинская транзитная». В Шахгиреевское ущелье по Малой Лабе в 1867 г. для строительных работ были выдвинуты 3-я и 4-я роты 3-го Кавказского линейного батальона (отсюда и название урочища на М. Лабе – «Третья рота»; сами «линейцы» назвали свое поселение – «Затишье», а горское название местности было «Большой Раштаишт»). Хорошую шоссейную дорогу сумели довести до урочища Черноречье, где она уперлась в воздвигаемый мост через р. Уруштен. Из-за недостатка средств, да и ненадобности транскавказского сообщения, дорожные работы прекратили. Хотя вверх по Малой Лабе в 1870-х годах еще сохранились «…бесполезные обрывки и другой дороги, колесной, верст на 17 далее Уруштена, проделывавшейся войсками в 1863 – 1864 годах, но теперь [1873 г.] она совершенно негодна для езды…».

В дальнейшем, как это часто бывает, о широких дорожных планах постепенно забыли, и вспомнили лишь тогда, когда новоявленный город Романовск стал приобретать популярность в качестве горного курорта. В этой связи интересна информация А.Н. Дьячкова-Тарасова (1902), прошедшего от Черноречья в Красную Поляну через перевал Псеашха в 1900 г., Его замечание касалось возможной постройки шоссе через Главный хребет: «Предположено соединить Романовск, вновь основанный курорт, с Псебаем посредством шоссе, которое, впрочем, не минует Умпыра, если направлено будет через перевал Аишху, но оставит его в стороне, если пойдет на перевал Псеашху (6870 ф.). В последнем случае дорога пройдет также через превосходную курортную местность между р. Алоусом и перевалом, близ поворота ущелья Уруштена к последнему. Романово-псебайское, или, точнее, адлеро-псебайское шоссе, во второй своей половине – Романовск-Псебай, будет иметь протяжения 80 верст; однако не следует забывать, что полотно его от Черноречья до Псебая (24 версты 83 сажени) уже готово; до Затишья дорога тоже была когда-то разработана, и только участок от Затишья до Умпыра, а также близ самого перевала Аишха представит большие трудности». 

Идею проведения транскавказской дороги через Псеашха и Аишха, описанную А.Н. Дьячковым-Тарасовым, разрабатывал инженер путей сообщения В.К. Константинов, строитель знаменитого Краснополянского шоссе. Однако начавшаяся вскоре русско-японская война, затем революция 1905 г. и, наконец, Первая мировая война свели все эти планы на нет.

Тема постройка трнаскавказской» дороги неоднократно всплывала в своетское время. В начале 1960-х гг. дело даже дошло до изыскательских работ под проектируемую дорогу «Черкесск – Псеашха – Красная Поляна». Правда в последнем случае у проекта оказался более «дешевый» конкурент – перевальное шоссе «Майкоп – Дагомыс» через Лагонаки и Белореченский перевал (проектировал краснодарский инженер А.А. Тепфер). Но к счастью для Белореченского перевала, а также Псеашха, Аишха и др., строительство транскавказских шоссейных дорог на Западном Кавказе прекратилось, т.к. это оказалось крайне не выгодно экономически, да и ученые, экологи, работники заповедника и местные жители активно протестовали против каких-либо подобных проектов.

Кубанская охота

С 1888 по 1909 гг. массив Псеашха находился на территории Кубанской охоты. Правда, по большей части номинально, т.к. основные охотничьи маршруты пролегали на Бамбаках, Джуге, Алоусе, Умпыре и других богатых животными местах. А массив Псеашха лежал в стороне от охотничьих троп и считался бедным на зверей. Тем не менее, некоторые сведения о Псеашха есть и у современников, участников Кубанской охоты. Так в 1886 г. Франц Иосифович Краткий, впоследствии управляющий Кавказскими охотами, осматривал местность под будущую охоту с южной стороны [1887 г. им была осмотрена северная сторона от Б. Лабы до Белой] и поднимался со стороны Романовска [Красной Поляны] на перевал Главного хребта [Псеашха]. В 1888 г. был заключен контракт с Министерством государственных имуществ (аренда) на исключительное право охоты родственников царя Романовых «на северном склоне Большого хребта» на пространстве в 480000 десятин. Первыми владельцами охот» были Их Императорские Высочества Великие князья Петр Николаевич и Георгий Михайлович. Первая охота состоялась в том же 1888 г. с 27 августа по 13 сентября по новому стилю. Охотились между Кишой и Уруштеном, потом перевалили через Псеашха и спустились на южный склон.

ледник-Холодный-_(1888)
Массив Псеашха и ледник Холодный. Фотография, снятая М.В. Андреевским в 1888 г. во время первой Кубанской охоты

Спустя четверть века старая военная тропа, разработанная войсками генерала Граббе, заросла и стала чуть видна, так как все это время по ней было просто некому ходить. Извилистую реку Уруштен отряду пришлось переезжать раз 6-7, пока, наконец, он не выбрался на явную тропу, шедшую вдоль орографически левого берега реки. По пути охотники повстречали лесников с объездчиками, которые объявили, что лесная стража на днях поймала нисколько человек черкесов, браконьеров, приезжавших из-за перевала сюда на охоту, и составила протокол. Великие Князья наградили их деньгами и продолжали путь далее. Дорога пошла через густые заросли, так что всадникам приходилось все время нагибаться, чтобы пробраться сквозь нависшие ветви. Часто перерезали ее ручьи с водопадами и потоки, чрез которые едва могли перебраться кони. Около одной балки охотник Чепурнов обратил внимание охотников на её расположение и рассказал, что по этой теснине, бывшей в вертикальном положении относительно основной тропы, все деревья избиты русскими пулями и что черкесы еще по сих пор вырубают их из деревьев себе для охоты. Во время войны, поведал Чепурнов, в этой теснине засели черкесы и, пропустив русские войска, стали поражать их. Наши отвечали, но так как черкесы были за скалами и за деревьями, то пули наших застревали в деревьях, мало причиняя вреда горцам. За этой тесниной будто есть большое плато, где были собраны все силы горцев. Вот туда-то в обход и были направлены русские войска, откуда и выбили горцев.

Вскоре охотники вышли на перевал Псеашха, где им открылась дивная картина. «Перед нами была огромная скала,– писал М.В. Андреевский,– покрытая снегом, из-под которого начинался ручеек. Здесь водораздел. Несмотря на то, что мы были  порядком  утомлены, все же все подбодрились. Живо разбили лагерь, перекусили и решили разбиться на небольшие партии и идти в скалы на охоту. Я поехал в дальние скалы с Чепурновым и Беспрозванным, видел 2-х небольших горных медведей, но так далеко, что к ним нельзя было подобраться, и выстрелил раз тоже далеко по гемзе, да мимо. Затем так как солнце стало садиться, то я и заторопился домой, и еще успел снять фотографией, как наш бивуак, так и снеговую гору. Все уже были в сборе и все без добычи». В этот вечер только черкес Ченчхач застрелил медвежонка.

Ранним утром отряд продолжил путь. На месте лагеря оставили несколько казаков и лошадей, лишний груз и палатки, так как дальше уже можно было ночевать в поселках. Преодолев перевал Псеашха, отряд подъехал к истокам р. Бзерпи, откуда уже было видно домики Красной Поляны.

Тропа на южном склоне Главного хребта пролегала между скалами и так узко, что приходилось развязывать вьюки и сходить с коней. Охотникам пришлось вести коней в поводу. Когда на спуске все в очередной раз сели отдохнуть, М.В. Андреевский взял с собой повара и казака и поехал вперед в качестве квартирмейстера. В эстонском поселении отряд уже ждали с хлебом, солью, с цветами и устроенными из цветов и листьев воротами. Встретили всей школой и школьным учителем во главе. В Красной Поляне охотники посетили новую деревянную церковь, в которой поблагодарили Бога за благополучный поход. По сути, это была не охота, а настоящий  поход со всеми присущими ему трудностями пути.

Первые исследователи: ученые и путешественники

Летом 1882 г. окрестности Псеашха посетил натуралист, известный энтомолог А.А. Старк, издавший в 1913 г. интересную книгу «На Русской Ривьере». Старк долгое время жил в Уч-дере около Сочи, был управляющим великокняжеским имением Константина Николаевича и многие годы путешествовал по окрестным горам. В 1882 г. Старк поднимался на «большой перевал» [Псеашха] с юга от тогдашнего Романовска [Красная Поляна], в котором «жалкие избушки греков наводят лишь уныние…». Греки в Романовске почему-то все говорили по-турецки. Тропа на перевал оказалась сильно запущена; «…до чего греки ленивы, хотя имеют постоянную надобность в переходах на северный склон, в селение Псебай, и нисколько об этой дороге не заботятся…». Пройдя большой перевал и подойдя к реке Холодной и увидев гору Псеашха с ледниками, Старк стал рассуждать: «…На карте названия горы нет, но Тляходыг [«…Тляходыг Нагида, черкес из рода Хакуч, шапсугского племени… великолепный проводник»] называет и гору и речку – Абаго». Дальше путешественники пошли «левым берегом, вверх по речке, прямо к большому леднику … недалеко от него [ледника] речка Абаго составляется из 3-х речек и все три текут из разных ледников…». При подъеме встретили зубра, глубокое озеро, чистый белый мрамор и двух медведей. Потом, на следующий день пошли «к устью Абаго … Эффективный холм правого берега … Вид отсюда на г. Абаго поразительный … у подножья холма проходит главная тропа, по которой мы шли с перевала…».

Именем «Абаго» черкесы в прошлом веке называли многие урочища, а топографы, заодно, и вершины: Чугуш, Тыбгу, Джемарук, Атамажи и др. Но это и не удивительно. Ведь в переводе с адыгского топоним означает Iабагъо, где  // «скот», а багъо «размножайся», а дословно – «там, где размножается скот». Смысл топонима можно передать и так – «богатое [скотом] пастбище». В любом случае понятно, почему имя Абаго стало нарицательным.

Кстати, можно объяснить и то, что греки в Романовске говорили по-турецки. Они переселились сюда из Турции после русско-турецкой войны 1878 года; об этом месте они узнали от переселившихся в Турцию краснополянских ахчипсовцев. Правда здесь в Романовске уже жили их сородичи – ставропольские греки, которые успели разведать Поляну через перевал Псеашха еще в 1867 г.(переселилось 7 семей – 42 человека). А вот эстонские поселенцы переселялись на Мзымту через перевал Аишха.

В 1888 г. член Императорского Русского Географического Общества, зоолог К.Н. Россиков предпринял поездку в долину Заагдан (нынешний Загедан) и к истокам большой Лабы с зоогеографической целью. В его статье «В горах северо-западного Кавказа» (1890), посвященной этому непростому путешествию, есть, между прочим, и такие строки: «Так, на западе, в гребне Главного хребта при горе Пегашка, в истоках реки Уруштена, на высоте слишком 6870 ф. н. ур. м. лежит  известный перевал того же имени, имеющий огромное значение для жителей южного склона Главного хребта – именно для абхазцев. Восточнее, в том же гребне, перевал Аишха при горе того же имени. мало доступный; он связывает тропу, идущую по дну долины р.Малой Лабы, с тропою одного из безымянных притоков р. Пслух».

Известный кубанский краевед А.Н. Дьячков-Тарасов, один из активных деятелей ОЛИКО, совершивший летом 1900 г. переход из Псебая на Красную Поляну с группой гимназистов Екатеринодарской гимназии и описавший это путешествие в статье «Через перевал Псеашхо к Черному морю» (1902), также отмечает удобство перевала Псашха для прохождения на южный склон:«Первоначально мы намеревались перевалить хребет через перевал Аишха, но ближайшее исследование дороги к перевалу из Умпыра, сведения, полученные нами от эстонцев (населяющих селение Бурное в те времена), не раз бывавших на обоих перевалах, а также данные, сообщенные нам ветеринарным стражником, который по поручению ветеринарного врача, живущего на перевале Псеашха, осмотрел дорогу из долины р. Мзымты к перевалу Аишха и через Умпыр возвращался домой,  –  изменили наш маршрут: по их словам дорога к перевалу крайне затруднительна для вьючных лошадей. Вспомнив, кроме того, неудачные попытки бывшего областного ветеринара Ваганова, который в 1895,96 и 97 годах пытался достигнуть перевала Аишха, мы окончательно решили двигаться к перевалу Псеашха, для чего необходимо было пересечь водораздел Лабы и Уруштена, вытекающего из-под снегов Псеашхи».

Теперь обратимся к еще одному автору, описывающему интересующий нас район. Это С.В. Ваганов– устроитель карантинной линии в Кубанской области, областной ветеринар, магистр, который в конце XIX в. занимался организацией карантинных постов по границы Кубанской области с целью недопущения рогатого скота и овец из Закавказья (которые могли быть заражены чумой) в пределы Кубанской области и Черноморской губернии. После снятия постов в дальнейшем за ненадобностью, за многими местами, где они находились, устойчиво закрепились названия «Карантинная» или «Ветеринарная»  поляна. Бассейн р. Малой Лабы был отнесен к пятому ветеринарному участку, и вот какие сведения можно почерпнуть у Ваганова:

«…Говорят, что еще не так давно по М. Лабе была тропа на перевал Аишхо и что через него перегонялись овцы. Может быть, это и было, но, по нашему мнению, очень давно, ибо, силясь дойти до верховья М. Лабы в 1895, 96 и 97 годах, нам ни разу не удалось достигнуть самого перевала, так как, помимо описанных неудобств, путь приходилось на каждом шагу прорубать топором…

…Словом, перевал по М. Лабе считается непроходимым, почему и надзора за ним не установлено

Слева в М. Лабу, помимо Ачипсты, впадает значительный приток Уруштен или «Черная речка». Река эта берет начало из ледников перевала Псеашхо и течет глубоко в долине весьма незначительной полоской. Псеашхо также недоступен для перехода [имеется в виду массив Псеашха]; голые скалы и ледники служат препятствием для перевала через него. Черная речка, приняв слева приток, идущий с перевала, что ведет на Красную Поляну, Черноморской губернии, делается бурливой, ибо ей приходится пробивать себе путь через ряд камней и падать с значительной высоты. При впадении этого притока расположен пост № 9, с которого прекрасно видно перевал Псеашхо и дорогу на Красную Поляну. По этой дороге довольно часто прогоняется скот в Адлер, Черноморской губернии, и Сухум-Кале…».

5верст
Ветеринарный пост на месте будущего лагеря Холодного. Фрагмент пятиверстной карты начала ХХ в.

Ну конечно, где еще можно было поставить ветеринарный пост, кроме как на месте бывшего Псизипсинского военного поста. Впоследствии здесь появится «лагерь Холодный», а потом и туристский приют с тем же именем. В годы Великой Отечественной войны именно в окрестностях «лагеря Холодного» разгорелись ожесточенные бои за перевел Псеашха. В целом, практически каждый, кто описывал в литературе массив или перевал Псеашха, так или иначе касался «лагеря Холодного».

В 1897 и 1901 гг. дважды посещал перевал Псеашха Н.Я. Динник, о чем сообщает в своих сочинениях «Кубанская область в верховьях рек Уруштена и Белой» и «Верховья Малой Лабы и Мзымты». Работы  Динника по Кавказу отличают подробность и основательность. Но в случае с Псеашха этого не скажешь. Диннику явно помешала погода, а может и другие причины, но исчерпывающей  информации от автора по массиву Псеашха из вышеперечисленных источников получить не удалось: «Это и есть перевал Псеашха, имеющий высоту в 6870 ф. Горы под ним внизу покрыты лесами (пихтовые насаждения и березняки), а вверху состоят из скал, украшенных полосами и пятнами снега. В левой (восточной) стороне их виднеются три средних размеров снежные поля, а в ущелье одного из самых восточных истоков Уруштена довольно порядочный для этих мест глетчер». Кстати, ледник Холодный в истоках правого притока Уруштена (р. Холодная) у Динника называется «Псеашхо».

Примерно в это же время, в 1899 г., описываемый  район посетили ботаник и гляциолог Н.А. Буш и его помощник Н.Н. Щукин, командированные Русским Географическим Обществом и советом Юрьевского Университета для исследования ледников западного Кавказа и растительности Кубанских гор; но Н.А. Буш, следуя вверх по долине Малой Лабы, на пути к перевалу встретил затруднения, которые не легко было преодолеть, и потому не дошел до истоков Малой Лабы и перевала Аишха.

Попытки Н.А. Буша и Н. Щукина пробраться к этим местам с юга, со стороны долины Мзымты, также не увенчались успехом, потому что им не удалось спуститься с перевала Псеашха в долину Мзымты, с которой можно было подняться на перевал Аишхо и затем уже попасть к верховьям М. Лабы:

«На другой день мы отправились на перевал Псеашха, надеясь затем попасть через перевал Аишха в верховья М. Лабы. От карантина до перевала всего верст 5, подъем очень легкий, и самый перевал невысок (по карте 6870 ф.).

При приближении к высшей точке перевала нас окутали облака, и поэтому мы с перевала ничего не видели. Спуск на южную сторону крут. Только что начали спускаться, как уже ярко выказалась непригодность наших лошадей и проводников для путешествий в горах. Одна из вьючных лошадей упала на спину в яму. Спина ее застряла в яме, и она лежала кверху ногами оскалив зубы и закрыв глаза. Проводники обрезали веревки вьюка и стали тянуть лошадей за повод вниз. Лошадь перевернулась через голову и, к удивлению, не сломала себе шеи. Затем ее подняли на ноги с большим трудом, и она стояла так, вся дрожа. (…) Проводники подняли бесконечные жалобы на трудности пути. Н. Н. Щукин советовал, в виду негодности проводников (кроме Тугуш  Жакова) и лошадей и незнания ими дороги, вернуться. Пришлось, скрепя сердце, последовать его совету».

. Кстати, в работах Н.А. Буша впервые был подробно описан ледник Холодный: «В 3¼ часа дня мы доехали до ветеринарного карантинного поста, находящегося на возвышенной площадке, при слиянии обоих истоков Уруштена. Отсюда открывается прекрасный вид на верховья восточного истока. Тут находится снеговая вершина, с которой спускается очень значительный (для этой местности) ледник, который должен быть отнесен к I разряду…».

Для полноты картины отметим еще ряд упоминаний Псеашха, зафиксированных в литературе конца XIX – начала ХХ вв.

Ботаник Б.Б. Гриневецкий в 1901 г. совершил ряд ботанических экскурсий по Черноморской губернии, побывав в том числе и врайоне Красной Поляны, откуда поднимался к массиву Псеашха и озеру Кардывач: «29-го июня … направился на Красную Поляну, куда прибыл 30-го вечером. На следующий день 1-го июля я совершил восхождение на ближайшую гору Ачишхо, откуда вернулся вечером того же дня. 3-го июля я направился к верховьям реки Мзымты; 5-го прибыл к берегу озера Карадывач; 8-го вечером вернулся на Красную Поляну.11-го я направился к перевалу Псеашхо, куда прибыл на следующий день.13-го я собирал растения близ ледника, находящегося за перевалом против ветеринарной сторожки, в верховьях реки Уруштена.14-го я совершил восхождение на вершину севереного пика возвышающегося над перевалом Псеашхо. 15-го вечером прибыл на Красную Поляну».

Доктор В.А. Щуровский, именем которого названа одна из вершин Центрального Кавказа, совершая летом 1905 г. свое грандиозное, поистине транскавказское путешествие из Кисловодска в Гагры и обратно, которое им названо «Семь недель по перевалам Западного Кавказа», дважды пересекает перевал Псеашха и некоторые наблюдения автора заслуживают внимания.

Поднимаясь по долине Уруштена к перевалу автор пишет :«…вступаем в старый хвойный лес; выезжая из него проходим мимо упраздненного поста № 9, откуда открывается красивый вид на гору Псеашхо с небольшим ледником [конечно, перед этим Щуровский насмотрелся «громадных» ледников Центрального Кавказа],  дающим начало одноименной реке, одному из истоков р. Уруштена. Постепенно поднимаясь, мы в 12 ч. дня увидели небольшое озеро, приютившееся на левом берегу Уруштена. Затем пересекаем плоскогорье, на котором берут начало ручьи, текущие на юг, в р. Пслух (правый приток р. Мзымты), и в 1 ч. дня достигаем перевала Псеашхо (около 1940 м.). С него открывается восхитительный вид на долину р. Пузико и далекую Красную поляну, белые домики которой ярко блестят на зеленом фоне растительности…».

карта-щуровского_фрагмент
Маршрут следования экспедиции доктора В. А. Щуровского.

На обратном пути путешественники «без труда взобрались на перевал Псеашхо … и … в 6 ч. 40 мин. раскинули палатки на поляне, где был прежде пост № 9. Красивое и живописное место, в особенности миловидна в мягких тонах короткая долина реки Псеашхо, тонкой змейкой вытекающей из-под снегового грота. Мы прошли в ближайший кош в долине Псеашхо, но барашка не могли там достать…».

Таким образом, у Щуровского встречается новый топоним – «река Псеашхо» [современная Холодная]. Очень возможно, что топоним придуман самим Щуровским, а может быть его сообщил проводник, псебайский станичник Егор Вишневецкий, сопровождавший путешественника от Карапыря до Красной Поляны и обратно до Псебая.

В 1903 г. окрестности перевала Псеашха посетил выдающийся ученый-географ, основатель спелеологии Эдуард Альфред Мартель. В то время он получил приглашение от Министра земледелия и национальных имуществ России Ермолова посетить Причерноморье с целью выяснения вопроса о запасах питьевой воды посада Сочи, который планировалось развивать как курорт. Мартель должен был сделать общий обзор возможных путей развития будущего курорта. Но не подняться в горы, видом которых он восхищался все время своего путешествия по побережью, Мартель не мог. И, будучи в Красной Поляне, он предпринял экскурсию на перевал Псеашха. Обязанности секретаря и переводчика при нем выполнял горный инженер Володкевич, проводником был местный житель по имени Давид, Мартель не записал его фамилии. Среди участников восхождения были еще три местных жителя.

мартель_3
Вид на массив Псеашха с массива Табунной. Фотография Э. Мартеля, 1903 г.

«Экскурсия на Псеашху будет когда-нибудь венцом аттракционов будущей Красной Поляны, как Червин в Церматте, – писал Мартель. – Сейчас она представляет собой, если не настоящую экспедицию, то уж никак не увеселительную прогулку… Если идти с запада, то это первый проход или перевал, через который идет дорога (и какая дорога!) на высоте 2000 метров. Если смотреть в этом направлении, то зубцы массива Чугуш (или Абаго, 3244 м) кажутся пока совершенно неприступными. 

12-15 сент. В половине седьмого утра погода самая благоприятная для выхода в горы. Но, как всегда медленные сборы каравана съедают лучшую часть утра. Лагерь нужно разбить на высоте 1800 метров на первой поляне Псеашхи и, возможно, на два-три дня, если дождь задержит нас там. В половине десятого наши шесть лошадей и четыре погонщика готовы, но нет хлеба, а его на шесть человек требуется немало. Наконец Давид реквизирует необходимое количество и отправляется во главе процессии. Уже 10 часов утра, и облака поднимаются раньше нас… прямо к вершинам!».

мартель_2
Вид на хребет Аибга, Турьи горы и Агепсту с хребта Псекохо. Фотография Э. Мартеля, 1903 г.

Участники похода имели полный запас провизии, дров и воды в лесу в изобилии… «Под деревьями, – писал ученый,  – дождь почти не чувствуется, и что может быть прекраснее этих часов одиночества, даже если ожидание делает их такими длинными, проведенных высоко в горах, дальше от человеческого жилья, чем от вечных снегов? …После исхода черкесов никто не подновлял их тропы, и я с восхищением наблюдаю, как безошибочно мои проводники находят дорогу, которая пропадает каждые пять минут. На Псекохо есть прекрасная задача для царских лесников: они должны заняться не прибыльными лесоразработками, а созданием чего-то вроде художественного заповедника, национального парка, где проложенные с умом дорожки, как в Фонтенбло или Эстреле, позволят посетителям Красной Поляны познакомиться с тем, что представляет собой лес Западного Кавказа. А нам требуется три часа, чтобы с помощью топоров продвинуться вперед на 6 километров и вверх на 400 метров и к пяти часам вечера выйти на подходящее для устройства лагеря место на границе леса на высоте 1750 метров. Мы разбиваем палатки между двумя пихтами, в том самом месте, где останавливались пастухи. 

…Не знаю, поднимался ли на эти вершины офицер Кавказского отдела военной топографии, который произвел в этих местах столь совершенную съемку местности, но я убежден, что массив Абага [массив Псеашха] будет сильной приманкой для альпинистов и скалолазов, которые когда-нибудь посетят Красную Поляну. Когда курорт достигнет той степени развития, на которую он способен, когда леса Псекохо станут более доступны, Кавказский клуб должен будет построить и содержать на Псеашхе приют-убежище для облегчения походов и восхождений. Его можно построить или на первой поляне из-за близости дров для отопления и из-за красивого вида или в восточной части перевала (2095 м), в маленьком травянистом цирке, защищенном от всех ветров. Я бы решительно предпочел его первому». 

мартель_1
Лес на хребте Псекохо. Фотография Э. Мартеля, 1903 г.

Э. Мартель очень сожалел, что не прибыл сюда раньше, чтобы более тщательно обследовать склоны и вершины Псеашхи. У него уже не оставалось  времени и чтобы спуститься в Красную Поляну другим путем – по узкой, заросшей лесом долине Пслуха: «В походе… я должен был составить общее впечатление. С этой точки зрения удача превзошла все ожидания: зрелища, развернувшиеся передо мной вчера вечером и сегодня утром, такие разные по световым эффектам и незабываемы. Они позволяют мне классифицировать горы Красной Поляны как одни из самых привлекательных, какие я знаю… Когда мы возвращаемся в Красную поляну, еще горят огни великолепного заката».

По итогам экспедиции Эдуард Альфред Мартель написал книгу «Лазурный берег России», изданную на французском языке лишь в 1907 г. и являющуюся сейчас большой библиографической редкостью.

С развитием Красной Поляны как горноклиматического курорта все большую популярность приобретают и близлежащие горы. Хребты Ачишхо и Аибга, перевал Псеашха и озеро Кардывач начинают принимать первых экскурсантов. Описания возможных путешествий по горам и окрестностям Красной поляны были систематизированы и включены в путеводитель «Сочи и его окрестности. Дорожник экскурсий по горам и ущельям сочинского района», выпушенный в Санкт-петербурге в 1911 г. сочинским отделением Кавказкого горного клуба. Ниже приводится отрывок из этого издания, посвященный экскурсии на перевал Псеашха:

«Под именем Псеашхо подразумевается группа вершин Главного Хребта в узле отделения отрога между p.p. Бзерпи и Пслухом-Аишха. Главная вершина этой группы Абаго сияет на 0. от Красной Полины своим белым полем вечного снега, питающего Западный ледник и ледниковый ручей Абаго – приток реки Уруштена». Под вершиной Абаго в данном описании имеется в виду современная г. Псеашха Сахарная (3188,9 м), а ручей Абаго – это  нынешняя река Холодная.

Далее описываются окрестности перевала: «…тропа выходит из лесу на луг, делается отложе и по изгибам склонов и отрогов, по очень живописным местам приводит на Псеашхинское плато [современный Бзерпский карниз]. Если нет запасов для ночевки на холоду, то до плато доходить нужно с опаской. Если есть намерение вернуться того же дня вниз, до плато не нужно ходить. А с границы леса и луга, от красивой скалы, так называемых Медвежьих ворот, надо поворачивать домой и спешить спускаться. Идя на Псеашхо на большее время, нужно … спешно идти тропой на плато, пройти огромную долину между вершинами Псеашхо [имеются в виду горы Перевальная (2634,3 м) и Псеашха Западная (2839,8 м)] и спуститься на Кубанскую сторону, перейти ледниковый ручей Абаго – он под вечер бывает с ¾ аршина глубины и сажени 4 ширины: иногда есть кладка – и на правом берегу удобно ночевать: есть пихты, часто балаганы пастухов (пост стражников был прежде ».

ледник-Холодный-_old1
Массив Псеашха и ледник Холодный, 1912 г.

В том же 1911 году был выпущен путеводитель С. Дороватовского «Сочи и его окрестности». С. Дороватовский приступил к работе над своим путеводителем в 1910 году,  в тот момент, когда Сочинский горный клуб начал активную экскурсионную деятельность. Несмотря на то, что оба путеводителя вышли в свет практически в одно и то же время, каждый из них содержит оригинальные материалы, созданные авторами независимо друг от друга друг у друга.

Район перевала Псеашха описывается Дороватовским  довольно подробно, поэтому читатель имеет возможность сравнить ее с описанием, данными в Дорожнике экскурсий Горного клуба: «….мы на перевале Псеашхо у горного ручья, впадающего в р. Лауру, на высоте 6870 футов над уровнем моря [в данном случае под перевалом Псеашха Дороватовский понимает Бзерпский карниз].

От Красной Поляны до перевала подъём продолжался около шести с половиною часов, не считая времени на привалы и отдых. Утомление в ногах сказывается довольно порядочно. Можно было бы остановиться и на ночлег. Но здесь ночлег не удобен, так как нет дров и надо добраться до имеретинских балаганов или, по крайней мере, до берёзового леса.

Первый имеретинский балаган находится у подножия крутого склона горы Псеашхо, которая здесь делает большой полукруг, обращённый в сторону горы Ассары. Балаган стоит в левом углу, и отыскать его легко, но здесь очень мало удобств и, если есть хоть какая-нибудь возможность, надо идти дальше долиной Чёрной речки в Кубанскую Область.

Через 30 минут пути на небольшом возвышении посредине долины стоит столбик, который и обозначает границу между Кубанской Областью и Черноморской губернией. Отсюда берёт начало Чёрная речка, текущая в Кубанскую Область. Здесь водораздел [здесь, собственно, и находится перевал Псеашха].

Screen-Shot-2015-07-30-at-20.32
Вид на ледник Холодный из долины реки Холодной, 1900- е гг.

Последний скромный ручеёк, который бежал от столба к нам навстречу, – это р. Пслух. Он скоро приобрёл силу и пошёл влево от перевала в собственное ущелье. А в ворота этого ущелья смотрит на него красивый пик Агепсты.

Недалеко от столба, у склона левого хребта находится небольшое горное озеро и за ним, в 10 мин. ходу, на правой стороне стоит второй имеретинский балаган.

Здесь ночлег более удобен, хотя пастухи иногда предлагают экскурсантам идти дальше, до третьих балаганов на Холодной реке, где можно устроиться на ночлег лучше, чем здесь, достать свежего молока, отличного молодого имеретинского сыра и ночевать в красивой местности, окружённой водопадами, у подножия ледника.

От второго балагана тропа идёт всё время правым берегом Чёрной речки. Около тропы растёт корявая берёза, а выше склоны долины густо заросли рододендроном, который в июне месяце в полном цвету.

После получасового хода слева горы расступаются, образуя довольно широкую долину, в глубине которой находится второе горное озеро, несколько больше первого.

Немного дальше Чёрная речка идёт красиво-мрачными каменными коридорами, образуя живописные водопады. Но любоваться ими теперь некогда, надо спешить на ночлег.

Пройдя ещё немного вперёд, справа открывается широкая долина р. Холодной, куда и надо идти около получаса по левому берегу реки. В низине между гор, в берёзовом лесу, почти у подножия ледника расположились имеретинские балаганы. Это место ночлега. Да и пора. От перевала шли около двух часов.

кош
Кош имеретинских пастухов в верховьях Уруштена. Начало ХХ в.

Иногда имеретины неохотно уступают свои места в балаганах, особенно, когда экскурсия многолюдна, тогда приходится устраивать ночлег в старых, покинутых балаганах, что даже удобнее, в особенности в хорошую погоду, так как экскурсанты сами становятся хозяевами своего временного жилища, а дрова имеются в изобилии и можно развести хорошие костры. Ночи в этом месте холодные. Недаром и речка носит название Холодной». Кстати, С. Дороватовский первый из авторов упоминает название «Холодная» для этой реки.

Кавказский заповедник

Дальнейшие события вокруг массива Псеашха были связаны с общей ситуацией в России и Кубанской области: революционные потрясения, империалистическая и гражданская войны, разгул браконьерства на территории бывшей Кубанской охоты. Поэтому остро встал вопрос об организации Кавказского заповедника. В мае 1924 г. был принят Декрет СНК о создании «Кавказского заповедника», однако отвод точных границ планировалось сделать позднее при помощи специально созданной для этих целей компетентной комиссией. При определении границ окрестности массива Псеашха стали камнем преткновения между местными властями, отстаивающими свои хозяйственные интересы, и представителями комиссии по организации и утверждении границ заповедника, работавшей в сентябре 1925 г. Местные власти настаивали на  «необходимости оставить вне заповедника выпасы по Черной речке (Уруштену), так как скот, который выпасается на перевале Псеашхо, во время бури сам бежит на те выпасы, до речки Холодной. И опять же балаганы там уже стоят, а перевозить их так трудно…»

Из обмена мнениями выяснилось, что окрестности массива Псеашха трудно использовать, не нарушая режима заповедника. Комиссия сочла нужным предложить Сочинскому райисполкому «использовать пастбища на этом перевале со всей предосторожностью». Но в случае невозможности оградить эту часть заповедника от вторжения стад, «нужно будет исключить Псеашхо из аренды и вернуть перевал в абсолютную часть заповедника». Позднее так и было сделано. 25 июля 1927 г. первый директор заповедник Х.Г. Шапошников, отвечая на запрос Сочинского райисполкома, писал: «…на ваше настойчивое требование о пользовании пастбищами сообщаю, что на днях получена телеграмма об утверждении Совнаркомом границ заповедника по проекту бывшей комиссии, а потому… урочища Псеашхо не могут быть отданы под пастьбу». [41].

Ледник-Холодный
Вид на ледник Холодный из лагеря Холодного. 1930-е гг.

В 1927 г. в Краснодаре выходит путеводитель (экскурсионный маршрутник) «Кубань и Черноморье», составленный видными краеведами того времени, учеными, членами ОЛИКО (Общество любителей изучения Кубанской области). В «маршутнике» впервые (более ранних трудов на не попадалось) описывается сквозное прохождение через перевал Псеашха под туристским углом зрения. Автором данной статьи был С.И. Борчевский, преподаватель математики, один из активнейших членов ОЛИКО. Борчевский полагал, что «перевал Псеашха…можно считать наиболее интересным из всех Кубанских перевалов: седловина его тянется километров 6 среди горных вершин, пиков, снежных полей и прекрасных альпийских лугов и оканчивается как бы балконом, с которого открывается удивительная картина на горную область Сочинского округа…» [5].

Холодная
Вид на ледник Холодный и долину реки Холодной из лагеря Холодного. 1927 г.

И далее… «Уруштен вытекает из ледников, залегающих у глубокой седловины, в которой находится перевал Псеашха. Дорога идет вверх по Уруштену среди скал, осыпей в области Главного Хребта, переходит через снежный мост, образовавшийся из снежных оссовов, опустившихся из седловины, и приводит к началу перевала. В том месте, где был ветеринарный пост, можно заночевать. Отсюда открывается интересная панорама на снежные вершины Главного Хребта, на снежные поля и довольно большой глетчер, из-под которых вытекают истоки Уруштена, извивающегося лентой среди оголенных скал ущелья, изредка покрытых пихтами».

лагерь_холодный_2
Лагерь Холодный. 1930-е гг.

В конце 1920-х гг. заповедник окончательно упрочился в своих законных границах и обрел постоянного хозяина в лице одного из народных комиссариатов. Появилась возможность проводить широкомасштабные исследования заповедной территории. Так, в 1929 и 1930 гг. состоялась гляциологическая экспедиция профессора Г.Г. Григора, в 1930 г. – зоологическая экспедиция профессора С.С. Турова. Были и другие маршрутные исследования.

Экспедиция Григора была совершена по поручению Географического Общества. «Летом 1929 г. были начаты работы по длительному исследованию режима ледников в районе Кавказского Государственного Заповедника. …В течение 3 недель удалось провести … рекогносцировочно – района массива Псеашхо … Маршрутно пройдены были следующие пункты: с Хамышки — Азишский перевал — склоны горы Оштена — истоки р. Белой — гора Фишт — Белореченский перевал — тропа к лагерю Гузерипль — гора Абаго — р. Киша — р. Аспидная — р. Уруштен — перевал Псеашхо — Красная Поляна».

Экспедиция 1930 г. была более основательна: «Работы продолжались в течение июля – августа и проводились в районе массива Псеашхо и массива Чугуш (Шугус)» [17]. . Кстати, 5 сентября 1931 г. профессор Григор совершил успешное восхождение на вершину Южная Псеашха, где обнаружил тур с запиской и пятикопеечной монетой, оставленной в 1930 г. географом Ивановым–Вихаревым и сочинским краеведом Михайловым.

Фото-Лескова.-1928-г
Массив Псеашха, ледник Холодный и долина р. Холодной. 1930-е гг.
Сахарная-голова
Вид на вершину Сахарная голова (Псеашха Сахарная). 1930-ее г.

Зоологическая экспедиция профессора С.С. Турова охватывала большой временной (с 30 июня по 12 сентября 1930 г.) и пространственный отрезок [59]. Основной задачей экспедиции было изучение фауны позвоночных животных Восточного Отдела Заповедника, распространение, биология, опыт учета крупных млекопитающих, сбор коллекций по всем группам позвоночных, установление наиболее подходящего пункта для организации биологической станции Заповедника». Но и с краеведческой точки зрения отчет С.С. Турова представляет определенный интерес. Вот строки из его описания:

«…Оставив в стороне караулку лагеря Холодного, мы поднимаемся по правой стороне Уруштена к его верховьям.

На левой стороне реки находится ряд дранковых построек, это оказывается целый поселок армян, которые вошли сюда незаконно в 1926 году, но были выселены по суду. Сейчас кочевке их, находящие на перевале, разрешили брать отсюда дранку и поэтому целая вереница ребят и несколько женщин шли по противоположной  стороне с дранкой за плечами.

К вечеру мы подошли к перевалу, на котором стоит летняя, маленькая караулка для наблюдателей. Перевал Псеашхо мало интересен. Вся растительность  выбита скотом  и только заросли рододендрона подходят к самой караулке. Тут много нор полевок. Ниже  круглое карстовое озеро. Здесь наблюдали белую цаплю чапуру. У караулки проходит граница абсолютной зоны Заповедника, в 150 — 200 шагах от которой находятся армянские коши.

На перевале много горных коньков, которые сейчас уже собираются в стан, очевидно готовясь и отлету. Ночью шел дождь и над  перевалом кричали какие-то цапли.

…24-го августа база экспедиции была перенесена с Уруштена на  лагерь Холодный, куда 25-го августа вернулась группа из  Красной  Полины.

…Лагерь Холодный – весьма удачно поставленный домик с остекленными окнами и железной печкой. От него открывается вид на  живописный ледник Псеашхо, относящийся к 1-му разряду ледников. 

лагерь_холодный_1
Лагерь Холодный. 1930-е гг.

…Экскурсия на ледник показала его доступность.

…На правом склоне (южном) из-под земли двумя потоками, соединяющимися в один, весьма эффектно вырывается речка, падающая большим каскадом. Около ледника по скалам перепархивал стеноглаз, здесь много городских ласточек, птенцы которых начинают летать. Изредка на осыпях видны горные ящерицы. У самого ледника Красовским была поймана кавказская большеногая лягушка».

Участник экспедиции Турова, тогда еще студент Городского Педагогического Института А.А. Насимович, в 1933 г. возглавил Охотоведческую станцию на кордоне Киша. В 1934 и 1935 гг. молодой ученый организует беспрецедентные, крайне опасные и чем-то даже авантюрные зимние полевые работы в горах, изучая тем самым критические периоды в жизни животных. «Зимний поход» в марте 1935 г., организованный Насимовичем проходил по маршруту: кордон Киша – д. р. Уруштен – Красная Поляна. В отчете Насимовича, сохранившемся в архиве Кавказского заповедника, описано полное драматизма прохождение участниками похода лавиноопасной долины Уруштена, в которой Насимович от моста через Уруштен до Холодного насчитал четырнадцать лавин, «зимовка» в лагере Холодном и пересечение заснеженного перевала Псеашха.

насимович_2
Зимняя экспедиция А.Насимовича через Кавказский заповедник. 1930-е гг.
насимович_3
Зимняя экспедиция А. Насимовича через Кавказский заповедник. Бамбакский массив, 1930-е гг.

Ю.К. Ефремов

В 1938 году исследованием многих районов заповедника, в том числе и массива Псеашха, занимался в то время студент-географ, а в последствии известный писатель и ученый Юрий Константинович Ефремов, который, кстати, был другом Насимовича и его соседом в Москве. Правда первое знакомство с Псеашха состоялось в 1934 году, когда он будучи методистом Краснополянской турбазы совершил сюда чисто туристское путешествие [21].

В том первом маршруте (1934 года) молодой методист пытается упорядочить топонимическую палитру района и даже предлагает свои собственные названия. Например, это касается Медвежьих ворот: «Теперь…Бзерпинский карниз с перевальчиками называют Медвежьими воротами».

Пройдя незаурядный перевал Псеашха, который оказался «не седловинного, а  долинного  типа», туристы попали в лагерь Холодный. Оттуда была совершена экскурсия вверх по долине Холодной. Здесь оказалось много примечательного…

«На противоположном скате долины реки Холодной показалось нечто диковинное. Из середины зеленого лугового склона горы вырывался мощный поток. Он клокочущей белой диагональю пересекал склон и тут же, через несколько десятков метров, впадал в Холодную. Я еще не знал тогда, что перед нами исток целой реки. Да, это настоящая река, вырвавшаяся из пещер и туннелей, которые прорыты подземными водами в толщах мрамора. Во Франции такие выходы подземных рек называют воклюзами.

Назовем свой воклюз Мраморным водопадом

Тропка вильнула и неожиданно вывела нас из мелколесья на большую поляну, заваленную огромными камнями. Каменная поляна. По ней весело скачет ручей – левый приток Холодной (ручей Каменной поляны). А прямо над поляной с стороны Псеашхо громоздится невидный до этого отрог – грозный, диковинной архитектуры замок с тремя крутостенными башнями. Центральная выше, боковые пониже. Скальный Замок!»…

efrem5
Каменный замок. Фото Ю.К. Ефремова. 1938 г.
efrem6
Вид на массив Псеашха с массива Дзитаку. Ю.К. Ефремов, 1938 г

В 1938 г. Ефремов смотрел на Псеашха уже глазами ученого-исследователя. Кстати в этом году оказалось, что «Холодный лагерь сожжен туристами не потушившими очаг при уходе». Приведем геоморфологические рассуждения Юрия Константиновича при пересечении перевала полностью, уж очень они занимательны…

«Перевал Псеашхо. Теперь уже глазами будущего специалиста и исследователя смотрю я на его рельеф, озадачивший еще Торнау.

Помню, как я и сам дважды ошибался, отыскивая перевальную точку. Ведь это не седловина на гребне, а единая поперечная долина, глубоко врезанная во всю ширину хребта… Еще до поступления в университет я вычитал в трудах геоморфолога Рейнгарда, что это перевал долинного типа и что по всей долине, и выше и ниже перевала, тек ледник, впоследствии исчезнувший. А снега, питавшие Прауруштенский ледник, лежали гораздо южнее, в цирке теперешних верховьев речки Бзерпи.

Идем и четверть века спустя после экспедиции Рейнгарда чувствуем себя его учениками. Да, все выглядит именно так, как он говорил. Конечно, вся перевальная долина Псеашхо, весь этот долинный перевал – единый ледниковый трог есть корытообразная долина, словно запечатлевшая своей формой очертания массы некогда залегавшего в ней льда. Напоминаю спутникам, что, по мнению Рейнгарда, речки Пслух и Бзерпи, когда ледник исчез, в два приема  перехватили  верховья у Прауруштенской долины. Первым подобрался сюда отвершками оврагов в своих истоках Пслух. Он вгрызся сбоку в борт, а потом и в дно широкого древнеледникового дола и  перехватил  у верховьев Прауруштена их воду, заставив ее стекать в свое нижележащее, более глубокое и крутосклонное ущелье. Потом аналогичным образом часть вод древнего Пслуха украла своими истоками речка Бзерпи.

Мы знали уже из геоморфологии о таких «кражах» воды одной рекой у другой – о так называемых  речных перехватах. При этом между двумя реками, обезглавленной и обезглавившей, остается обычно участок широкой древней долины, вообще лишенный водотока, – его называют  мертвой долиной. На этот-то участок мертвой долины и переместился главный водораздел Кавказа в результате «огра6ления» Прауруштена Пслухом. Раньше этот водораздел проходил по Бзерпинскому хребту.

Мысленно я уже рассказывал туристам совсем по-новому о рельефе перевальной долины, видя ее глазами ученого. Как интересно это звучало: «Перевал Псеашхо расположен на дне мертвой долины…»

Стоило попасть в знакомые места, и я снова почувствовал себя экскурсоводом: показываю Володе с Наташей суровое луговое озеро в одном из верховьев Уруштена, заинтриговываю отысканием перевальной точки, обещаю вид на оба Псеашхо при взгляде вниз по Пслуху.

Однако сам смотрю в долину Пслуха не без смущения.

Получается, что Рейнгард не во всем прав. Если бы перехват произошел здесь недавно, уже после оледенения, то в Прауруштенскую долину врезалась бы наподобие оврага чисто эрозионная крутостенная долина Пслуха. Однако уклон к Пслуху имеет не только узкая, прорытая речкой рытвина, но и расширяющаяся над ней, как корыто с округлым дном, древняя долина, на вид тоже древнеледниковая, троговая. Не сложнее ли тут картина?

– Что-то у меня получается не по Рейнгарду. Перехват произошел раньше последнего оледенения.

– Из чего ты это вывел?

– Прауруштенский ледник существовал и после того, как произошел перехват. Смотрите, от него и в сторону Пслуха явно ответвляется язык переметного типа, превращая и ее в небольшой трог! Иначе говоря, Пслух «воровал» у Прауруштена не только воду, но и лед.

Чувствую, что не вполне убеждаю друзей. Наверное, это потому, что они еще не видели современных переметных ледников. Не мудрено, что им трудно вообразить, каким был облик исчезнувшего двуязычного ледника. А у меня в памяти Скальный 3амок, обнятый переметным ледником, словно песцовым боа, вот и легко вообразить, как разветвлялись былые потоки льда.

efrem4
Фотографии массива Псеашха из отчета Ю. К. Ефремова 1938 г.

Подходим к Бзерпи – здесь еще один перехват, и о нем писал Рейнгард. Да, он прав. Бзерпи тоже украла своими истоками верховья Прауруштенской долины, причем, видимо, сделала это позже, чем Пслух. Она присваивала себе уже воды, стремившиеся к Пслуху. Крутизна падения ложа бзерпинских оврагов – явный показатель молодости перехвата.

Но подхожу и еще раз удивляюсь: молодые овраги Бзерпи, как и у Пслуха, врезаны в более широкую троговую долину, наклоненную к Бзерпи. Значит, и сюда перекидывал свою «ногу», еще одну переметную ветвь, Прауруштенский ледник! Три, а не два ледяных языка спускались из Бзерпинского цирка в долины, направленные совсем в разные стороны».

Молодые исследователи довольно основательно поработали на массиве Псеашха. «…Наши палатки белеют то на Каменной поляне, то у озер Дзитаку. Осуществилась моя давняя мечта – мы прошли в обход Скального Замка по переметному леднику. Лазили и на гору Мраморную, что поднимается над лагерем и одноименным водопадом, и на Перевальную, и трудно сказать, откуда полнее и краше просматривался Псеашхо – все эти хребты, как и соседи Агепсты, представляли собою превосходные бельэтажи для рассматривания нашего великана. …Но все меркло перед тем, что нам предстояло. Мы совершили долгожданное восхождение на самую вершину Южного Псеашхо!»

efrem1
Схема Главного водораздельного хребта от горы Чугуш до горы Кардывач. Автор схемы — Ю.К. Ефремов. 1938 г.

Вот такая довоенная история района. Конечно, можно еще упомянуть (т.к. более подробных сведений у нас нет) о геологический изысканиях в окрестностях Псеашха. Например, о Международном геологическом конгрессе (17 сессия) 1937 г., когда многие известные геологи (В.Н. Робинсон и др.) в течение лета работали в заповеднике, в том числе и на массиве Псеашха. Для обеспечения нормальной полномасштабной работы «конгресса» тогда, в качестве проводников, были мобилизованы практически все работники заповедника. Геологические изыскания продолжались и позже (1939 год – Бондарев, Кривохатский). В том же 1939 г. в ближайших окрестностях Псеашха занимался поиском светлого гранита для облицовки Дворца Советов известный петрограф Б.В. Залесский. И как тут не вспомнить ботаника Р.А. Еленевского, положившего начало геоботаническим исследованиям высокогорных лугов, автора поэтического очерка «Горно-луговые этюды Кавказского заповедника». Белоснежная шевелюра Еленевского часто мелькала на перевале Псеашха и в лагере Холодном.

Великая Отечественная война (1941-1945)

Когда в горы пришла война, вся жизнь в ближайших окрестностях переключилась на военный лад. Великая Отечественная война, перевал Псеашха, лагерь Холодный – все эти понятия сплелись очень тесно. Описание военного периода начнем с официальной информации из книги А.А. Гречко «Битва за Кавказ», поскольку практически все материалы основаны на архивных данных.

«28 августа 1942 г. противник перешел в наступление, пытаясь захватить перевал Умпырский. Все вражеские атаки были отбиты.

Потерпев дважды неудачу при наступлении на перевал, противник стал обходить его по долинам рек Умпыр и Лаба. Гитлеровцы подтянули по долине р. Лаба резервы и после мощного минометного огня возобновили атаки на перевалы  Умпырский и Аишха, а по долине р. Уруштен – на перевал Псеашха. Используя численное превосходство в силах, 31 августа противник овладел перевалом Умпырский. Однако это был его частный успех. Понеся большие потери, враг так и не смог овладеть перевалами Псеашха и Аишха. Подразделения 174-го горнострелкового полка в течение сентября вели сдерживающие бои, нанося врагу серьезный урон.

Бессмертной славой покрыли себя в те дни минометчики 174-го горнострелкового полка сержант И. Шутков, ефрейтор  Ш. Васиков и рядовой В. Семяков.

В течение нескольких дней отражали они атаки фашистских горных стрелков. Когда кончились боеприпасы, отважные воины последней миной подорвали себя и окружившую их группу гитлеровцев. На подступах к скале, которую обороняли минометчики, было обнаружено около 150 вражеских трупов, 3 разбитых пулемета и 2 миномета».

Сведения ростовского писателя-краеведа А.П.Оленича-Гнененко основаны уже на свидетельствах очевидцев боевых действий. Посетив Красную Поляну в июне 1946 г., писатель обладал самой свежей и достоверной информацией о боевых действиях.

«…Линия фронта проходила отсюда в каких-нибудь тридцати километрах на северном склоне Псеашхо, у лагеря Холодного. Мосты через Уруштен сожжены немцами, и туристская тропа еще не разминирована.

…Осенью 1942 года немцы захватили станицу Псебайскую, прорвались через Умпырь в заповедник и двинулись дальше по Малой Лабе, но были остановлены в урочище Цахвоа. Через Мастаканский перевал им все же удалось выйти к старому лагерю Уруштен, на подступы к перевалу Псеашхо.

…Иван Тимофеевич  Куницын (инвалид Отечественной войны, был строителем электростанции, а теперь электромонтер на ней и егерь-волчатник), как проводник, водил в эти дни минометное подразделение в район Умпыря, на Мастакан. После тяжелых боев от подразделения осталось всего шесть бойцов с четырьмя минометами да командир роты лейтенант Лимаренко. Куницын вывел их к Холодному лагерю, который был еще в наших руках. Немцы к этому времени успели захватить расположенный немного ниже старый Уруштенский лагерь.

Наши части отошли от лагеря Холодного, заняв оборону по ту сторону перевела Псеашхо. В лагере связисты уже начали сматывать телефонный провод. Вокруг лежали штабеля мин. Их должны были подорвать.

Лейтенант Лимаренко сказал бойцам:

– Здесь тысячи мин. У нас четыре тяжелых миномета. Отступать не будем.

Он запретил связистам снимать линию и донес командованию отошедшей части о своем решении.

За два часа минометчики и Куницын, оставшийся с ними, выпустили по врагу восемьсот мин.

Над ними все время висела «рама» – немецкий корректировщик. Вражеские пикировщики заход за заходом сбрасывали на них тонны бомб. Много раз немцы пытались обойти или перебить минометчиков с господствующих над лагерем Холодным скал. Но четыре миномета поднимали на воздух вместе с осколками камней и щепой деревьев выдвинувшиеся вперед огневые точки .и группы немецких автоматчиков. Выстрелом из миномета Лимаренко сбросил в пропасть со всем расчетом немецкий станковый пулемет, особенно донимавший защитников лагеря.

Подоспело первое подкрепление: двадцать автоматчиков при двух пулеметах.

Рубеж был удержан. Дальше лагеря Холодного врагу так и не удалось прорваться».

Последующие авторы, описывающие лагерь Холодный, так или иначе касались военной темы. А Ю.К. Ефремов предложил даже назвать крайнюю северо-восточную вершину массива Перевальной (на картах – хребет Левая Псеашха) с отметкой 2483,2 горой Минометной. «Миномет с горы Перевальной остановил фашистов задолго до Бзерпи: он не дал неприятелю сунуться ни в одну из перевальных долин – ни в Псеашхинскую, ни в Озерную долину Дзитаку. У Холодного захлебнулось, выдохлось фашистское наступление на Поляну».

В память о воинах-героях, погибших за Родину в лагере Холодном, был воздвигнут обелиск.

На чугунной плите памятника надпись: «Здесь в 1942-1943 гг. геройски держали оборону воины Советской Армии, преградившие немецко-фашистским захватчикам путь к Черноморскому побережью». На обратной стороне читаем: «Автор-изготовитель – участник обороны Юрченко В. И., г. Сухуми»  [Василий Иванович Юрченко – бывший разведчик 20-й дивизии. Он сам и изготовил этот обелиск].

Туристический бум  

Отгремели бои, закончилась война. Жизнь в заповеднике понемногу стала нормализоваться. Но громом среди ясного неба стали настроения «в центре», что заповедники не нужны, толку от них никакого. Вследствие этого в конце 1951 г. территория заповедника была сокращена более чем в 3 раза; от заповедника были отчуждены массивы Чугуш, Перевальная, Дзитаку, Уруштен, Псеашха, Мраморная, Аишха, Лоюб, Дамхурц, Цахвоа, Акарагварта, Магишо, Цындышха, Безымянная и большая часть хребта Алоус. Однако спустя 6 лет усилиями научной общественности заповедную территорию частично восстановили. К 1957 г. площадь заповедника, в результате присоединения к ней ранее отчужденной территории в верховьях рек Уруштена, Малой и Большой Лабы, увеличилась. На 1 января 1960 г. территория Кавказского заповедника составляла 267,139 га. Однако результат от непродуманных действий властей оказался печальным. Стали вырубать вековые леса, начался бесконтрольный выпас скота на некогда заповедной территории, наступил «разгул массового туризма».

карта-заповедника-1953-г.
Карта границ Кавказского заповедника по состоянию на 1953 г.

Последнее утверждение не голословно. Например, мастер спорта, советский турист Ю. Промптов отмечал в 1960-е гг., что Кавказский заповедник – это «классический центр туризма», поэтому для своего маршрута они выбрали «более глухие» места Архыза и Бзыби.

Правда, в туристскую Мекку заповедник, и в частности лагерь Холодный превратились позже, в 60-70-х годах прошлого века, когда здесь был построен большой приют, способный принять 120 человек. Путешествующие в те годы «настоящие» туристы и исследователи отмечают сильную захламленность троп: кострища, банки, бутылки. Народу под Псеашха бродило множество. Зато у пастухов на перевале Псеашха можно было свободно купить или выменять мясо, молоко…

В 1958 г. была издана маршрутная туристская схема «Кавказский заповедник. Туристский маршрут № 35», авторами которой выступили Б.В. Лещенко и  С.Р. Крайнюк. Нитка маршрута: Гузерипль – Пастбище Абаго – лагерь Сенной – лагерь Уруштен – лагерь Холодный – Красная Поляна. Но такой маршрут существовал лишь на бумаге, туристов вообще старались не пускать на Абаго и другие места абсолютной заповедности.

В 1962 г. начала работу псебайская турбаза «Восход». С этого времени и начался основной наплыв туристов на территорию заповедника и практически все маршруты проходили через лагерь Холодный, кроме №№ 30, 33 и какого-то местного маршрута «Псебай – Умпырь – Закан». В другой. туристской схеме «Кавказский заповедник», изданной в 1971 г. под редакцией К.Ю. Голгофской, показаны маршруты, проходящие через лагерь Холодный (№№ 295, 319, 320 и 322).

Всесоюзный маршрут № 295: …Архыз – приют «Закан» – приют «Умпырский» – приют «Уруштен» – приют «Лагерь Холодный» – Красная Поляна – Адлер.

Маршрут № 319: Псебай – приют «Умпырский» – приют «Уруштен» – приют «Лагерь Холодный» – Красная Поляна – Адлер…

Маршруты №№ 320 и 322 отличаются от № 319, видимо, конечными пунктами.

Подводя итог туристской теме, скажем несколько слов о спортивном туризме. Конечно «серьезных» туристов мало интересовал хоженный-перехоженный перевал Псеашха, им нужно было что-нибудь посложнее, поновее. И вот в августе 1962 года Липецкий облсовет союза спортивных обществ и организаций проводил на территории заповедника поход V категории сложности школы младших инструкторов пешеходного туризма. Руководителем похода был С.С. Лего, инженер-строитель. Пройдя перевал Псеашха с севера, туристы «решили попытаться разведать перевал на р. Чистую с этой стороны, вместо того, чтобы идти на Малую Лабу через пер. Аишха. Это было бы короче и интересней». Во время разведки, 12 августа, в День Строителя, небольшой отряд во главе с Лего нашел перевал на Чистую со второго притока Пслуха. «Перевал найден. Ввиду отсутствия его на топографической карте М 1 : 50 000, решили для себя назвать этот перевал в честь сегодняшнего дня – перевалом Строителей, хотя это и не вполне по правилам [на схеме Лего приводится второе название перевала – Ю. Псеашхо]». А на схемах Ю.К. Ефремова 1930-х гг. это перевал носит название «Туровый».

efrem3
Псеашхинские пики — Сахарный и Южный. Фотография из отчета Ю.К. Ефремова, 1938 г.

В августе 1963 г. туристическая группа под руководством С.С. Лего вновь посещает массив Псеашха. Руководители совершили разведывательный выход на хребет Мраморный. Соединяющий массивы Мраморный и Азурит, после чего ими   была признана туристская непроходимость перемычки хребтов Челипси-Псеашха в реку Чистую из долин рек Челипси и Имеретинка.  Во время этого радмального выхода они посетили скалистую вершину 2987,9 м на хребте Мраморном,  расположенную в 850 метрах к северу от узлового пика Азурит (3012,8 м). На вершине они сложили тур и оставили записку, которую нашли спустя 35 лет (!) краеведы А.Брикалов  и Б.А. Тарчевский. Они же и предложили называть данную вершину «пик Липецких туристов».

.Когда впервые был пройден другой спортивный перевал – Мраморный, по мнению В.Р. Тихомирова, – «самый трудный и красивый перевал в крае» [55], неизвестно. Занимательно по этому поводу выглядят строки в отчете об уже упомянутом походе Лего, где он полемизирует с Ю.К. Ефремовым: «Разведка перевала в верховьях р. Челипси и почти круговой обзор массива г. Псеашхо в 1962 – 63 гг., позволили нам подметить ошибку автора «Троп», предположившего возможность перевала с р. Чистой на р. Холодную и решившего, что со стороны р. Чистой видна г. Мраморная (стр. 349), о чем мы ему сообщили зимой 1964 г…». Ефремов действительно, наблюдая со стороны Чистой «восточный фасад Псеашхо и торцевую сторону горы Мраморной» (в последнем утверждении он действительно не прав), замечает: «А ведь отсюда нетрудно перевалить к Холодному! Значит, можно рекомендовать путешествие вокруг Псеашхо!». Конечно, простого перевала здесь быть не может, но «не самый трудный и не самый красивый перевал в крае» здесь был открыт – Мраморный. В отчете за 1966 г. В.С. Вайзера перевал Мраморный уже упоминается. Особенно популярен стал Мраморный в начале 1970-х гг., когда в районе Псеашха проводились различные туриады, горные школы и семинары.

Когда был пройден еще один перевал массива Нефтяников (Нефтяник), также неизвестно. Но со слов В.К. Свиранского, перевал назван туристами Института нефтяной и газовой промышленности и точно до октября 1980 г.

В конце 90-х годов прошлого века спортивные туристы из адлерского клуба «Серпантин» под руководством В.А. Луста прошли и классифицировали в массиве Псеашха ряд сложных перевалов. На правах первопроходцев, они присвоили этим перевалам имена – «Шапошникова», «75лет КГПБЗ» и ряд других.

Приведем сводную таблицу перевалов массива Псеашха, согласно принятой в туризме шкале сложности.

№ п/п Наименование Высота над уровнем моря, м. Категория Местоположение, что соединяет Сведения о первопрохождении (кто и когда), географические особенности, исторические сведения
1 75 лет КГПБЗ 3150 ,ск.-сн.-ос. ГВХ, массив Псеашха, между в.в. 2822,0 и 3065,2, р. Холодная /ледник №28/ (бас. р. Уруштен) — первый приток р. Пслух (бас. р. Мзымта) Луст В. (1999)
2 Двурогий ~2860 ск.-ос.-сн.-лд. СЗ отрог массива Псеашха  между г.Зубцы Псеашхо (2936,4) и г.Сев.Псеашха (3256,9), ледник Холодный (бас.р.Холодная) – ледник Мраморный (бас.р.Холодная) Луст В. (2002)
3 Загорского ~2850 ск.-ос.-сн.-лд. северный отрог ГКХ от в.3012,8 (хр.Псеашха) между в.в. 3012,8 и 2937,9, ледник Мраморный /р.Холодная/ (бас.р.Уруштен) – р.Челипси (бас.р.Уруштен) Луст В. (2002)
4 Мраморный 2800 1Б*,ск.-сн.-ос. между г. Сев. Псеашха 3256,9 и в. 3012,8 (узл.), р. Чистая (бас. р. М. Лабы) — р. Холодная (бас. р. Уруштен) Возможность прохождения перевала отмечал еще в 1936 г. Ю. К. Ефремов. В 1965 г. прохождение совершил В. Марченко. В отчете за 1966 год В. С. Вайзера. уже упоминается название «перевал Мраморный». Особенно популярен стал Мраморный в начале 70-х годов, когда в районе Псеашха проводились различные «туриады», «школы», «семинары».
5 Мраморный-Имеретинский 2740 ,ск.-тр.-ос. северный отрог г.Мраморная, между в.в. Мраморная (2892,1) и 2783,0, р.Имеретинка (оз.Мраморное) — лагерь Холодный (бас. р.Уруштен) Бутвин И. (2011). Пройден радиально со стороны оз.Мраморного по скально-осыпному кулуару. Выход на гребень выше перевала. Спуск в травянисто-осыпной цирк в (басс.р.Уруштен), подъем (траверс) на СЗЗ отрог в.2658,5 и последующий спуск к лаг.Холодному просматривался и «теоретически» не представляет сложности.
6 Нефтяников (Нефтяник) 2940 1Б,лд.-сн.-ос. перегиб переметного ледника Псеашха, между в. в. 3164,4 и 3154,6, р. Мутная (бас. р. М. Лабы) — р. Чистая (бас. р. М. Лабы) Перевал назван туристами института Нефтяной и Газовой промышленности и точно до октября 1980 г. (источник — Свиранский В.)
7 Псеашха  2014 н/к, трав. ГВХ, между г. Перевальной 2634,3 и массивом Псеашха [2899,8], р. Уруштен — р. Пслух (бас. р. Мзымты)  Торнау Ф. Ф. (1845). Старинная торговая и скотопрогонная тропа для сообшения горских племен, обитавших на морском побережье и северном склоне ГКХ.
8 Строителей (Строитель) 2800 ,лд.-ос.-сн. ГВХ, между г. Юж. Псеашха 3251,2 и г. Сахарный Псеашха (Сахарная Голова) 3188,9, лед. Псеашха (р. Чистая) — «2 левый приток» р. Пслух Лего С. (1962). На некоторых туристских схемах для этого перевала встречалось название «Южный Псеашхо».По версии Ефремова Ю. К. (1938) перевал назывался «Турий».
9 Тимухина Н. Т. 2900 ,ск.-ос.-сн.-лд. ГВХ, массив Псеашха, между г. Псеашха Узловая (3196,0) и г. Узловое Плечо (3192,0), истоки первого притока р. Пслух (бас. р. Мзымта) — истоки р. Чистой (бас. р. Мал. Лаба) Луст В. (1999). Назван в честь Н. Т. Тимухина – тогдашнего директора Кавказского заповедника, занимавшего эту должность  с 1984 по 1999 гг.
10 Широкий 2575 ,тр.-ос. северный отрог ГКХ от в.3012,8 (хр.Псеашха) между в.в. 2631,0 и 2862,4, р.Имеретинка (басс.р.Уруштен) — р.Челипси (басс.р.Уруштен) Бутвин И., Мудров П. (2011). Пройден из долины р.Имеретинки (удобные звериные тропы) в долину р.Челипси (спуск по крутым травянистым склонам — произвольный).
perevaly_pseashxa-new
Карта перевалов массива Псеашха

Экспедиции и исследования

Кроме чисто туристских посещений массива Псеашха, в его окрестностях продолжались и научные исследования. Например, гляциологическое обследование массива проводила Ростовская гидрометеорологическая обсерватория (В.Д. Панов, 1967-1970 гг.). В 1970 г. Пановым обследован бассейн р. Пслух. В 1975 г. Ростовская снеголавинная партия занималась установкой снегомерных реек в бассейнах Большой и Малой Лабы, в том числе и в окрестностях массива Псеашха (В.С. Решетов, Ю.В. Ефремов). В 1970-80-х гг. гидрографическая партия Краснодарской зональной гидрометобсерватории (КЗГМО) ведет наблюдения за колебаниями концов ледников № 35 (Псеашха) и 36, а также за высотой снега на них (один раз в году – июне). В 1986 г. экспедиция Сочинского отдела ГО СССР проводила крупномасштабную топографическую съемку ледника № 30.

В 1981-86 гг. в окрестностях Псеашха работала Краснополянская геолого-съемочная партия (Н.И. Пруцкий,, В.А. Лаврищевви др.), по материалам которой была создана крупномасштабная (масштаб 1 : 50 000) «Геологическая карта Кавказа, листы К–37–9–В,  К–37–9–Г,  К–37–21–Б  и  К–37–22–А» [43].

В июле-сентябре 1987 г. гляциологическое и селевое обследование бассейна рек Большой и Малой Лабы проводит отряд гидрографической партии КЗГМО во главе с А.В. Погореловым: «Отряд следовал по маршрутам: 1) пос. Дамхурц – верховья р. Дамхурц – долина р. Макеры – долина р. Дамхурц – долина р. Бол. Аджары – верховья р. Цахвоа – долина Цахвоа – верховья р. Мзымты; 2) пос. Псебай – кордон Умпырь – долина р. Уруштен – пер. Псеашха. Радиальным выходом были обследованы верховья р. Закан, а при следовании по осадкомерному маршруту – ледник Псеашха».

На этом исторический очерк массива Псеашха можно было бы и закончить. Конечно, привести здесь исчерпывающую информацию о всех событиях, так или иначе связанных с Псеашха, невозможно. Например, нам ничего не известно о некоторых работах А.Л. Рейнгарда, посвященных следам ледникового периода в окрестностях перевала Псеашха. Кроме того, в нашей статье прктически не затронута тема карста массива, а между тем доподлинно известно, что по обследованию пещер были отчеты. Чтобы как-то компенсировать данный пробел, приведем здесь отрывок из популярного очерка Г.Л. Марченко:

«В долине реки Холодной на расстоянии около 3 километров от лагеря [Холодного] находятся интереснейшие экскурсионные объекты – пещеры Нижняя и Мраморная. Пещера в мраморе – это уникальное по своему значению и красоте произведение природы.

После входной скальной ниши пещера Мраморная представляет собой довольно ровный чистый ход с изумительными по красоте натечными образованьями: сталактитами разного возраста и различной морфологии от мощных свисающих сверху «сосулек» до тонких хрупких соломин: сталагмитами и геликтитами. Поражает чистота пещеры, основной ход не имеет никаких наносов».

В последние десятилетия ХХ в. исследованиями массива псеашха занимается Сочинское отделение РГО, в частности Б.А. Тарчевский. Результатом исследований стала статья Б.А.Тарчевского «Массив горы Псеашхо», напечатанная в 2005 г. в альманахе «Краевед Черноморья». В статье дается подробный орографический очерк массива, детально описаны его ледники, а также дается описание наиболее популярных маршрутов восхождений на ряд пиков в системе Псеашха.

2. К ТОПОНИМИКЕ МАССИВА ПСЕАШХА

В этой главе мы обратимся к топонимам массива и попытаемся их упорядочить. Сразу оговоримся, в таком посещаемом районе топонимов всегда много, подчас один объект назван разными авторами по-своему. Но пускай это обстоятельство никого не смущает, время все расставит на свои места.

Рассматривая топонимы Псеашха мы не забыли о названиях по пути к массиву со стороны Красной Поляны, поскольку они так или иначе связаны друг с другом.

Обращаясь к топонимике, чтобы разобраться с происхождением топонимов, следует понимать, что такие названия как «Мраморная», «Холодная», «Каменная», «Сумасшедшая» и т.д. прозрачны и не требуют серьезных исследований. Однако старые, «до-русские» топонимы полны загадок. И пусть не обольщаются многие авторы, что все здесь просто и понятно. Так, например, у В.Р. Тихомирова читаем: «Уруштен … свое название (Уруштен в переводе означает Черная речка) он получил из-за темного цвета  воды, который особенно заметен в его устье, по контрасту с голубовато-зелеными водами Малой Лабы». То же мнение часто встречается у других авторов, (И.В. Жерноклев, Б.Д. Цхомария), утверждающих что  «Уруштен в переводе – черная река». Интересно, с какого языка такой перевод?

Еще несколько топонимических замечаний.

Первое связано с  горой Кожевникова. Узловой пик, который предлагал назвать этим именем Ю. К. Ефремов, на современных картах имеет отметку 3004,2, но в 332 м на востоке есть вершина 3070,8 м. Со слов Юрия Константиновича, гору Кожевникова решили назвать на краснополянской турбазе в честь ботаника Александра Владимировича Кожевникова  после смерти ученого. Причем вершина ее была видна из Красной Поляны. После нехитрых графических построений можно заключить, что из поселка видна как вершина 3070,8, так и 3004,2 (в ее плече). Поэтому разумней называть «г. Кожевникова» не узловую вершину 3004,2, а вершину 3070,8 (такого же мнения придерживается и Б.А. Тарчевский). Иногда за гору Кожевникова ошибочно принимают острую скалу, видимую с верховьев Малой Лабы (от устья Чистой, Ветеринарной поляны). На самом деле отсюда видна вершина 2936,2, известная как «пик Игольчатый Южный». Этот пик расположен на северо-восточном отроге г. Кожевникова (3070,6 м) и «закрывает» последнюю.

Второе недоразумение касается ледников. Посмотрим на современную топографическую карту и найдем там ледник Холодный. Почему он оказался не на месте?! Ведь не знать, что ледник Холодный – это видимый с лагеря Холодного глетчер, т.е. средний среди соседей в бассейне одноименной реки (а не левый, как обозначено на карте), просто невозможно. Да и исток реки Холодной оказался не из среднего («настоящего» Холодного) ледника, а из левого (западного). Попытаемся объяснить данную метаморфозу. Для расследования данного инцидента привлечем промежуточную (между верстовой и современной) топографическую карту масштаба М 1:50000 (1953 г.). На данной карте, все ледники нанесены с преувеличенными размерами (тогда, в 1930-50-е гг. они не могли быть такими большими). Скорее всего, здесь просто скопирована верстовая карта.

Так и есть. Рельеф скопирован один к одному, а вот топонимы появились новые. А надпись «Ледник Холодный» растянулась на все три ледника бассейна Холодной. Когда же издавалась новая карта, рельеф которой был уточнен с помощью аэрофотоснимков, и ледник Холодный «распался на три независимых», надпись, не долго думая, сместили влево, откуда она начиналась на старых картах. Вот почему на современных картах «ледник Холодный» оказался не на месте.

karta_pseashxa_all
Обзорная карта массива Псеашха и его окрестностей. Масштаб 500 м в 1 см.

Топонимы массива Псеашха

АЗУРИТ  –  узловая вершина (3012,8 м), расположенная на стыке хребтов Псеашха, Мраморный и Челипси. Название дано туапсинским альпинистом А. Брикаловым из-за выходов минерала азурит, встречающихся на склонах горы. Минерал имеет глубокий синий цвет, и используется в ювелирном деле как поделочный камень.

БЗЕРПИ – река, левый приток р. Лауры, впадающий в нее в 4 км выше устья; вершина (2482,6 м), расположенная между реками Пслух и Сумасшедшая (правые притоки Мзымты)в 1,5 км юго-востоку от массива г. Табунная Южная. Название «пик Бзерпи» для вершины 2482,6 м ввел в оборот известный краевед и географ Ю.К. Ефремов в 1930-е гг.

Топоним состоит из убых. бзе (бзи) – «вода», «река», адыг. пи – «место» и  соединительного суффикса р(ри), что в целом можно перевести как «место, где много воды». Если предположить, что корень бзе происходит от адыг. бза (стянутая форма от бзадже – «злой», «вредный»), то перевод топонима Бзерпи может выглядеть как «недобрая, неприветливая местность».

ЗЕЛЕНЫЙ КЛИН – вершина (3164, 4 м), расположенная на ГВХ в 500 м к востоку от г. Псеашха Сахарная (3188,9 м).

ИГОЛЬЧАТЫЙ – собирательное название для нескольких пиков в массиве Псеашха. Из долины Малой Лабы эти вершины выглядит красивыми острыми пиками «игольчатой» формы.

Пик Игольчатый Главный (3168,5 м) и пик Игольчатый Западный (3154,8 м), находятся в скалистом гребне, разделяющем две ветви перемётного ледника Псеашха (ледники №35 и №36 по Каталогу ледников СССР). Пик Игольчатый Южный (2936,2 м) венчает северо-восточный отрог пика Кожевникова (3070,8 м). Относительно недавно у него появилось второе название. В октябре 1987 г. группа майкопских альпинистов под руководством А.М. Носкова поднялась на пик 2936,2 м и назвала его «гора Киселева», по имени погибшего альпиниста из Майкопа.

КОЖЕВНИКОВА – пик (3070,6 м) в массиве Псеашха. Назван Ю.К. Ефремовым в память о талантливом  ученом-ботанике Александре Владимировиче Кожевникове (1906-1938), который занимался исследованием заповедной флоры в 1930-е гг. в горах Красной Поляны.

ЛАУРА – река, левый приток р. Ачипсе, берет начало на хребте Ассара. Гидроним  встречается уже на военных топографических картах середины XIX в.

Для того, чтобы не путать основной исток Лауры с ее крупным левым притоком, берущим начало из озерной долины Дзитаку, краснополянские и сочинские краеведы стали называть основной исток, текущий со склонов Ассарского хребта, – «Лаура Ассарская», а ее крупный левый приток – «Лаура Дзитакская».

Как известно, в «до-русский» период верхнее течение Мзымты населяло абазинское общество Ахчипсху (Ачипсоу), представителей которого еще называли медовеевцами. Язык медовеевцев (ашхарский диалект абазинского языка) очень близок к бзыбскому диалекту абхазского языка, поэтому существует два варианта этимологического толкования топонима «Лаура», абхазский и абазинский.

По мнению Г.З. Шакирбая, Лаура, по-абхазски должно быть Лауура, что означает «собачий лай», а-ла – «собака», уура – «выть».

Однако более предпочтительным нам кажется толкование на основе абазинского языка. С.X. Ионова, считает, что Лаура – это записанная не совсем точно в русской транскрипции абазинская княжеская фамилия Лаурга (Лаурга), т.е. «Лоовы» (в единств. числе – Лау/Лоу). Дело в том, что абазинский звук «г» в русском языке не имеет соответствия и слышится как «а». Получается – Лаураа, но точнее все – таки должно быть Лаурга.

В современной абазинской топонимии антропоним «Лаурга» часто выступает в сочетании с другими пояснительными топонимами. Например, Лаурга рхакв (Лаурга рхаку), Лаурга рхатшпы (Лаурга рхашпы), что переводится как, «Лоовых местожительство» и «Лоовых пещера». Поэтому, можно предположить, что полное название реки, самого крупного левого притока Ачипсе, у местных жителей середины XIX века звучало так: Лаурга дзыгв (Лаурга дзыгу), что означает «Лоовых река». В Кавказском заповеднике фамилия Лоовых отмечена в целом ряде топонимов (Алоус, Лоюб, Пслух).

ЛИПЕЦКИХ ТУРИСТОВ – скалистая вершина (2987,9 м) на хребте Мраморном. Пик Липецких Туристов расположен в 850 метрах к северу от узлового пика Азурит (3012,8 м). На расстоянии примерно 800 метров к северу от пика Липецких Туристов находится гора Оленья (2961,2 м), от которой хребет Мраморный разветвляется: основная его часть протянулась на северо-запад к г.Мраморная (2892,1 м), а на север отходит протяженный гребень,  служащий водоразделом  рек Челипси и Имеретинка (правые притоки р. Уруштен). Название предложено краеведами А.Брикаловым и Б.А. Тарчевским, которые в конце 1980-х гг. обнаружили на вершине записку почти тридцатилетней давности, оставленную руководителем клуба липецких туристов С.С. Лего в начале 1960-х гг.

МЕДВЕЖЬИ ВОРОТА – урочище, отмеченное на топографических картах выше Бзерпинского карниза, на водоразделе Пслуха и Бзерпи. По Ю.К. Ефремову «Бзерпинский карниз с перевальчиками называют Медвежьими воротами».  Данный факт привел к неожиданному результату: многие стали считать высшую точку псеашхинской тропы (2070,9 м), лежащую на водоразделе указанных рек между массивами Перевальной и Бзерпи, перевалом «Медвежьи ворота». По мнению же краснополянского краеведа Б.Д.  Цхомария «перевал Медвежьи ворота – это глубокая выемка на водоразделе рек Сумасшедшей и Бзерпи».  Убедительно локализует топоним и дополняет информацию Цхомария писатель-натуралист Б.В. Лещенко. Он пишет, что так называемые «Медвежьи ворота» – это место, где, как считают здешние охотники, медведи переходят с южных склонов хребта Псекохо на северные (высота 1850 м – граница лесной растительности). В дорожнике экскурсий по Сочинскому округу, изданном в 1911 г., также встречается упоминание Медвежьих ворот, позволяющее вполне точно локализовать топоним: «…тропа выходит из лесу на луг, делается отложе и по изгибам склонов и отрогов, по очень живописным местам приводит на Псеашхинское плато [современный Бзерпский карниз] …Если есть намерение вернуться того же дня вниз, до плато не нужно ходить. А с границы леса и луга, от красивой скалы, так называемых Медвежьих ворот, надо поворачивать домой и спешить спускаться». Таким образом, Медвежьи ворота — это своеобразная  перевальная точка и урочище, расположенные на псеашхинской тропе на границе леса на юго-западном склоне г. Табунной Южной (2351 м).

МРАМОРНАЯ – вершина (2892,1 м), расположенная на водоразделе рек Холодная (правый приток р. Уруштен)  и Имеретинка (левый приток р. Челипси), а также озеро, ледник, река, перевал. Название получила за обильные выходы мрамора, встречающиеся на склонах горы. Впервые топоним упоминается в путеводителе С. Дороватовского (1911). В дальнейшем это название перешло на близлежащие реку, озеро, ледник и перевал. В отчете Ю.К. Ефремова горой Мраморной называется северный отрог г. Западная Псеашха (2839,8 м), а настоящая гора Мраморная упоминается под названием «Холодная». Позднее это недоразумение автором было исправлено.

Озеро Мраморное  дает начало реке Имеретинке, являющейся притоком Уруштена. Само по себе озеро крайне редко посещается людьми из-за трудного пути к нему вверх по нехоженой долине Имеретинки. Однако многие путешественники видят его с горы Мраморной, на которую поднимаются от лагеря Холодного, отсюда и название озера.

Озеро Мраморное расположено на высоте 2331 м над ур. м., его площадь – 57500 м2. Озерный цирк ограничен почти правильным полукольцом стен 500-метровой высоты. В юго-восточной части цирка обнаруживается слабо разработанный кар. Озеро образовалось при отступлении древнего ледника, подпруженное мощной мореной. Максимальная глубина водоема – 12 метров – измерена у задней стенки кара, где лавины, сходящие с юго-западной стены озерного цирка, образовали яму выбивания.

В северной части озера, ближе к берегу виден небольшой каменистый остров, а вокруг него отмели с глубинами не больше 0,5 м, которые в определенные периоды превращают его в полуостров. Водоем не имеет видимого поверхностного стока. Река Имеретинка выходит на поверхность мощным источником в 80 метрах к северо-востоку от берегов озера

Река Мраморная – правый приток р. Холодной. Длина реки составляет около 3 км. Река вытекает из озера Приледникового, лежащего у языка ледника Мраморного. У Г.Л. Марченкочитаем: «Мраморная, начинаясь с ледника, падает по скалам, прорезав в «бараньих лбах» глубокий каньон, а к концу долины исчезает под землей, где воды реки пробили себе ходы в толщах мрамора.

Река Мраморная и одноименный перевал, видимо, получили название из-за обильного обнажения мрамора, который выстилает дно реки и открывается высокой стенкой в отроге Псеашхо».

На южных склонах массива г. Мраморной (2892,1 м) известен также Мраморный водопад или Марморный воклюз, открытый и описанный Ю.К. Ефремовым: «На противоположном скате долины реки Холодной показалось нечто диковинное. Из середины зеленого лугового склона горы вырывался мощный поток. Он клокочущей белой диагональю пересекал склон и тут же, через несколько десятков метров, впадал в Холодную. Я еще не знал тогда, что перед нами исток целой реки. Да, это настоящая река, вырвавшаяся из пещер и туннелей, которые прорыты подземными водами в толщах мрамора. Во Франции такие выходы подземных рек называют воклюзами. Назовем свой воклюз Мраморным водопадом».

МУТНАЯ – река, левый приток р. Малой Лабы. Берет начало из восточного языка ледника Псеашха (ледник №36 по Каталогу ледников СССР), залегающего между пиками Игольчатый Западный (3154,8 м) и Игольчатый Южный (2936,2 м). Длина реки составляет около 2 км.

Озеро Мутное – расположено в каре на восточном склоне массива Псеашха непосредственно под ледником Псеашха  (ледник №36). Вокруг озера нагромождены крупные осыпи конечной морены – результат деградирования ледника Псеашха.  Из озера вытекает р. Мутная. Озеро залегает на высоте 2550 м над ур. м., площадь водного зеркала составляет 4500 м2, глубина – 1,5 метра.

Озеро и река полностью оправдывают свое название. Мутная вода  образуется в ходе  активного таяния льдов Псеашхи, в результате которого в водоеме остается множество взвешенных частиц – моренной пыли.

ОЛЕНЬЯ – узловая скалистая вершина (2961,2 м), расположенная в массиве г. Мраморной (2892,1 м). Вершина находится на хребте Мраморном в 1,6 км к юго-востоку от г. Мраморной. На север от этой вершины отходит протяженный гребень, служащий водоразделом рек Имеретинка и Челипси (правые притоки р. Уруштен).

ПЕРЕВАЛЬНАЯ СЕВЕРНАЯ – вершина (2634,3 м) в хребте Левая Псеашха, является высшей точкой всего хребта (См. Псеашха). Название известно с конца XIX века.

ПЕРЕВАЛЬНАЯ ЮЖНАЯ – вершина (2503,0 м) на южной оконечности хребта Левая Псеашха (См. Псеашха). Название известно с конца XIX века.

ПСЕАШХА – популярное географическое название, образованное от ключевого оронима района и выступающее основой названий многих соответствующих топонимов (перевал, ледник, массив, хребты, вершины).

Массив Псеашха представляет собой сложный горный узел с хребтами разной направленности и вершинами от двух с половиной до трёх с четвертью километров высоты. Здесь характерны резкие альпийские формы рельефа: скалистые узкие гребни, крутые склоны и стены, вершины в виде башен, пиков, зубцов. Геологическое строение массива сложное. В массиве представлены горные породы разных возрастов: гнейсы, сланцы, мраморы, конгломераты, песчаники, туфы, порфириты.

Массив Псеашха ограничен с запада троговой долиной с перевалом Псеашха (2014,2 м). Эта пятикилометровая долина шириной около 500м выработана древним ледником, ныне не существующим. Протянулась она в направлении юго-запад на северо-восток. С юго-запада массив Псеашха ограничен долиной реки Пслух, с востока долинами рек Малая Лаба и Чистая, с севера долинами рек Холодная и Мраморная. Южной оконечностью массива можно считать перевал Аишха (2401,5 м, н/к), северной перевал Мраморный (около 2800м, 1Б*).

Хребет Левая Псеашха – участок ГВХ протяженностью 6 км. Расположен в истоках рек Лаура (бас. р. Ачипсе) и Уруштен (бас. р. Малая Лаба). Высшей точкой хребта является г. Перевальная Северная (2634,3 м).

Перевал Псеашха – некатегорийный перевал долинного типа, расположенный в цепи ГВХ на высоте 2014,2 м над уровнем моря. Соединяет бас. р. Уруштен и бас. р. Пслух. Перевал разделяет собой хребты Левая Псеашха и Псеашха.

Хребет Псеашха – протянулся от перевала Псеашха на запад. На протяжении 5 км является составной частью ГВХ, после чего ГВХ резко поворачивает на юг, а отроги хребта Псеашха уходят на северо-восток и примыкают к хребту Челипси. Такие границы хребта сложились исторически, поскольку главные вершины массива Псеашха — Псеашха Северная и Псеашха Южная (3251,2), лежат не в цепи ГВХ, а в его поперечном северо-восточном отроге, т.к. последний разделяет бассейны двух рек северного макросклона: Холодной и Чистой. Данное обстоятельство, видимо, и заставило топографов объединить хребет общекавказского простирания, идущий от перевала Псеашха с упомянутым северо-восточным отрогом. Объединять разные хребты в единый не логично, по крайней мере, геоморфологически. Естественными границами хребта в данном случае служат перевал Псеашха на западе и перевал Аишха на юго-востоке.

В свое время еще Ю.К. Ефремов предлагал подписывать на картах «название «хребет Псеашха» не на месте северо-восточного отрога, а от пика Южный Псеашхо на юг до пика Кожевникова», однако разумней было бы считать хребтом Псеашха перемычку между двумя цепями гор общекавказского простирания, т. к. именно здесь находятся наивысшие точки массива.

К основным вершинам массива Псеашха относятся г. Северная Псеашха (3256,9 м), г. Южная Псеашха (3251,5 м), г. Узловая Псеашха (3196 м), г. Сахарная Псеашха (3188,9 м), г. Западная Псеашха (2839,8 м).

Вершины Псеашха Северная и Псеашха Южная были известны военным топографам и отмечались на картах еще в конце XIX в. Гора Сахарная Псеашха имеет второе название – «Сахарная Голова». Из Красной Поляны эта вершина выглядит красивым острым пиком. Покрытая снежной шапкой, она действительно напоминает сахарный конус (в старину сахар-рафинад выпускался в виде «сахарных голов» конической формы, отсюда и название вершины).

Зубцы Псеашха – от вершины Саерная Псеашха (3256,9м) на север и северо-запад отходят два отрога. Северный отрог крутой и короткий, он рассекает ледник Мраморный. Северо-западный отрог ограничивает западный край ледника Мраморного. В отроге хорошо просматриваются два острых скальных зубца, резко вздымающиеся вверх. Эти зубцы хорошо видны из лагеря Холодного. По измерениям Б.А. Тарчевского, западный зубец имеет отметку 2936,4м, восточный ниже метров на 30-40.

Этимология, а соответственно, и правильное написание топонима вызывают споры по сей день. Вспомним, что первое упоминание встречается в 1864 году (Ходзько, Стебницкий) – Псегашко. Потом в 1882 у А.А. Старка – современный вариант – Псеашха, который и предлагает первое толкование «водный перевал, по обилию воды». В 1897 г. Л.Я. Апостолов называет перевал Псеашхо. Эти два последних варианта топонима, конкурируя друг с другом, так и дошли до наших дней.

С помощью адыгейского языка топоним переводят как «пс (псы)» – вода; «уашхе» – гора или «шхо» – большой»; т. е. «водяная гора» в смысле «гора, обильная водой» либо «многоводная гора».

По мнению абхазского филолога Г.З. Шакирбая, абхазский вариант топонима звучит как  «Псышьха» и означает «родниковая гора», что где псы – «вода, река», а шьха – «гора».

С.Х. Ионова усматривает  во второй части топонима абх.-абаз. корень щхъа (щха) «гора, пастбище». (Ср.: В бассейне Малой Лабы – гора Аищхъа – «гора Айбовых», в бассейне реки Белой – гора Ачищхъа – «гора Ачбаа»и т.п). Таким образом, данный топоним можно перевести как «гора Псеаа».

Прежде чем отдавать предпочтение тому или иному варианту толкования, заметим, что на большинстве топографических карт(начиная с пятиверстных карт второй половины XIX в. и заканчивая современными картами) во всех случаях подписано «Псеашха». Кроме того, массив и все его ближайшие окрестности до 1864 г. (в «до-русский» период) находились в зоне влияния абхазо-абазинских языковых групп и их наречий. Следовательно, современный маасив Псеашха лежал на стыке медовеевцев (ахчипсовцев), обитавших по Мзымте (Мдзымте) и шахгиреевцев (чегреев), обитавших в бассейне Малой Лабы. И те, и другие были абазинами, язык которых был намного ближе к абхазскому, чем к адыгскому (наиболее близкое сходство язык ахципсовцев и чегреев обнаруживает с бзыбским диалектом абхазского языка). Поэтому именно с этой точки зрения необходимо рассматривать топоним и предпочитать именно «шха (шьха)» – абх.-абаз. «гора, горное пастбище», а не «шхо» – адыг. аффикс увеличительности в смысле «большой». Вот почему мы не можем согласиться с мнением Ю.К. Ефремова и других, поддерживающих вариант «Псеашхо».

Но здесь есть оно «но». Как быть с первым зафиксированным вариантом – «Псегашко»? Но мы не знаем, кто был информатором, подсказавшим данный вариант. Это мог быть местный житель: абхаз, абазин, адыг, наконец, турок. И еще. Насколько точно топограф зафиксировал услышанное слово? Похоже, что название перевала плотно связано тогдашним именем реки Псизипси (Псезюе).

Итак, подчеркнем, что мы настаиваем на варианте написания топонима в варианте «Псеашха» – как на официальной топооснове, а наиболее вероятный вариант толкования данного топонима, точнее его смысл, выглядит так – «родниковая (водяная) гора» или «родниковое (водяное) горное пастбище», что более предпочтительно, поскольку название горы вторично, особенно если вспомнить, что первые упоминания топонима «Псеашха» относятся к перевалу, а не к горам.

ПСЕКОХО (ПСЕХАКО) – хребет в окрестностях пос. Красная Поляна. С северо-запада и запада ограничен бассейном реки Лаура, с юго-запада – рекой Ачипсе, в которую впадает Лаура, а с юга – бассейном реки Мзымта, в которую впадает р.Ачипсе. Постепенно повышаясь с юго-запада к северо-востоку, хребет примыкает в восточной своей части к массиву Бзерпи (2482,6 м), к северу от которого находится горный массив Псеашха (3256,9 м). Абсолютные отметки хребта достигают высот 1400-1600 м. Хребет покрыт лиственными и хвойными породами лесов. В 1960-е гг. на хребте осуществлялась лесозаготовка.

По мнению Г.З. Шакирбая, топоним Псекохо является искаженным производным от абхазского Псакуахуы, где пса – «пихта», ку//куа – «вершина», ахуы – «хребет», т.е. «вершина пихтового хребта».

К.Х. Меретуков (2003) приводит название Псикехох и считает, что оно произошло от адыг. Псикефех, что в переводе звучит как «падающая вода» или «водопад».

Следует отметить, что на всех старых дореволюционных и советских довоенных картах название топонима указывалось как «Псекохо». На более поздних картах второй половины ХХ в. название топонима исказилось и трансформировалось в Псехако.

У Б.Д. Цхомария встречается название «перевал Псекохо». Из описания можно  понять, что это то место, где «раскинулся обширный альпийский луг, окруженный вершинами гор Псекохо и Перевальной. Высота 2100 метров». Точная локализация не совсем понятна. Скорее всего, это седловина в хребте, расположенная в восточнее вершины 1651,7 м. Косвенно на это указывают и сведения С. Дороватовского (1911), который описывал упомянутый перевал: «Здесь “седловина”, в которой стоит столб, отмечающий границу переселенческих участков. Хребет горы в этом месте делает изгиб, похожий на седло, почему местные жители и дали ему название “седловины”».

карта-ркка_1км_1942
Фрагмент топографической карты РККА (в 1 км 1 см), 1942 г. Название «хребет Псекохо» пока еще не искажено.

ПСЛУХ – река, правый приток р. Мзымты, впадающий в нее в 12 км выше Красной Поляны; истоки р. Пслух находятся на южных отрогах массива Псеашха. Одноименное название носит кордон Кавказского заповедника, расположенный в долине р. Пслух, в 5 км от места ее впадения в р. Мзымту. Наиболее крупными притоками с левой стороны явлвяются так называемые Первый приток р. Пслух и Второй приток р. Пслух, берущие начало на южном склоне хребта Псеашха.

По всей видимости, элемент лу – это стянутая форма от Лоу (Лау), обозначающего название известного абазинского рода (См. Алоус, Лаура, Лоюб). Элемент пс переводится с адг. как «вода», «река». В целом, перевод гидронима выглядит как «река (рода) Лоу».

По версии абхазского филолога Г.З. Шакирбая, Пслух –  это искаженное абх. Пслыхэ (Пслыху), которое разбивается на пслы – «выдра», хэ (ху) – от а-хэра – «пастись», т.е. Пслыхэ – «пастбище выдры.

Река Пслушонок – левый приок р. Пслух, впадающий в нее у кордона «Пслух». Истоки реки расположены на южном склоне перевала Аишха. Длина реки составляет 6 км.

СКАЛЬНЫЙ (КАМЕННЫЙ) ЗАМОК – вершина (2700,5 м) в горном массиве Псеашха. Вершина расположена в северном отроге хребта Псеашха, разделяющем два истока р. Холодной (бас. р. Уруштен) – западный, вытекающий из ледника №28 и носящий название ручей Каменной поляны», и основной, вытекающий из ледника №30 (ледник Холодный). Оригинальное название дано этому скальному образованию известным краеведом и географом Ю.К. Ефремовым в 1930-е гг. за сходство со средневековым замком. Тогда же он побывал и на вершине и дал ей название «Каменный замок», однако позднее, в книге «Тропами горного Черноморья», эта вершина уже называется «Скальный замок».

В одной из работ  сочинского краеведа Б.А. Тарчевского (2005) вершина 2700,5 м  названа «г. Раздельная», поскольку она возвышается между ледниками №28 и №29 и как бы разделяет их своим массивом. Название же «Каменный замок» носит, по его мнению, вершина 2556,0 м, расположенная в массиве  Скального замка к северу от главной вершины. Такая трактовка названий является, на наш взгляд, не совсем корректной по отношению к первоисточнику.

СУМАСШЕДШАЯ  – правый приток р. Мзымта. Истоки находятся на западных склонах массива Бзерпи (2482,6 м).  На старых дореволюционных картах река носила название Рудная (не путать с Рудовой – левым притоком р. Ачипсе). Протяженность реки составляет 6 км..

ТАБУННАЯ СЕВЕРНАЯ – вершина (2338,6 м) в массиве Бзерпи (2482,6 м). Название широко используется сочинскими туристами и краеведами.

ТАБУННАЯ ЮЖНАЯ – вершина (2351,8 м) в массиве Бзерпи (2482,6 м). Название широко используется сочинскими туристами  и краеведами.

УРУШТЕН – хребет, вершина (3020,6 м), озеро и река, левый приток р. Малая Лаба. В рамках нашей статьи речь пойдет только о реке. Да и в целом название гидронима являлось первичной по отношению к остальным топонимам с данной топоосновой.

Река Уруштен – крупнейший левый приток р. Малая Лаба. Истоки реки распложены на северных склонах ГВХ в районе перевала Псеашха, а также в массивах Псеашха (3256,9 м) и Дзитаку (2818,5 м). Длина реки составляет около 47 км.

Первые упоминания реки Уруштен появляются в военных документах времен Кавказской войны. По сведениям штабс-капитана Г.В. Новицкого, совершившего разведывательный рейд по северному склону Кавказа от Анапы до Большой Лабы в 1830 г., эта река называлась «Карагеген». Нигде более в последующем это название не встречается. В более поздних источниках и на старых верстовых картах река носит название Псизипси (Псизипс, Псизюе). Так она называлась, когда в этих краях еще проживали абазинские и черкесские племена.

В 1864 г. И.И. Стебницкий (1832-1897), талантливый геодезист, помощник Начальника Триангуляции Северного Кавказа Военно-Топографического Отдела Кавказского Военного округа, провел  рекогносцировку той части Закубанского края, которая прилегала к Восточному берегу Черного моря. Интересно его указание о том, что «на северном склоне перевала Псегашко, у Псизипсинского поста, берет начало исток Малой Лабы – река Псизипси».  На «Карте Черкесских берегов» полковника Мейда (1838) эта река названа Псизипс, а на Карте горских закубанских народов Л.Я. Люлье (1857) она названа Псизюе.

Впервые название «Уруштен» для этой реки  употребляет И.И. Стебницкий в 1864 г., однако использует его для обозначения лишь среднего и нижнего ее течений. Л.А. Богуславский (1892) в своих записках, относящихся к истории окончания  Кавказской войны,  отмечал, что река Уруштен «образуется при слиянии двух рек – Большого и Малого Псизипса». Возможно, что основу этого гидронима составляет абхазо-абазинское слово псыз – «рыба», то есть в целом перевод может выглядеть как «рыбная река».

Что касается более позднего гидронима «Уруштен», то известный исследователь адыгской топонимики Дж.Н. Коков (1974) пишет это название как Уарыстан и сравнивает с осет. Уорсдон, где орс «белый», дон «река». Второй компонент названия —тэн является обычной адыгской адаптацией осет. дон (ср. осет. дон «река»). Ср. адыгское название Дона – Тэн. Русская или официальная форма гидронима (Уруштен) является уже адаптацией адыгского варианта (Уэрастэн). Общий перевод, таким образом, выглядит как «белая река».

По версии сочинского краеведа В.И. Ворошилова, название  Уруштен  происходит от абазино-абхазского юар (уар) – «поток» и  штин (штын) – «замерзать», т.е. «замерзающий поток».

Возможно провести параллель «Уруштен – Оштен». Майкопский археолог Н.Г. Ловпаче считает, что «священная гора Оштен, несомненно, является самым монументальным памятником главному культу адыгов в древности». Автор имеет в виду существовавшее в раннекасожский период (VII – Х вв.) специальное солнечное божество адыго-хаттов – Ештан или Иштен.

Возможно, что в основе названия реки лежит абазинское наименование русских – урышв (урыш, уруш), (адыг. – урыс) и  сложный суффикс тан, означающий «местожительство, место очага»

Можно еще привести другие варианты толкования, чисто механически складывая различные адыго-абазино-осетинские компоненты. Адыгейское Урыс (урус) и абазинское урышв  означают «русский». Уар / уэр с абх.-адыг. языков означает «бурная, быстрая» (о реке).  Урш (урс) с осет. языка означает «белый». Урум с  адыг. языка означает «грек», а тенэ – «застревать». Из этой мозаики можно сложить разные комбинации, вкладывая в них смысл по своему усмотрению. Например, русские могли «застрять» в Шахгиреевском ущелье, когда строили свои укрепления или дороги в завершающий период Кавказской войны и этого было достаточно, чтобы местные жители назвали речку «русской рекой» – Уруштен. Тем более, что как мы уже увидели, реки с именем Уруштен в источниках времен Кавказской войны (Торнау, Люлье, Карта о действиях Кавказского корпуса в 1842 году, Дорожная карта Кавказского края (1858), Подробная карта Кавказского края, Карта западной части Кавказского края, Карта Черкесских берегов полковника Мейда и др.) – нет. В то время были известны только названия «Малая Лаба» и «Псизипси (Псизюе)» или «Карагеген».

Второе, известное в наши дни, название реки «Черная» дано ей русскими переселенцами и охотниками за физические качества воды ( во время разливов и половодий река мутнела и могла выглядеть намного темней и непривлекательней, чем соседняя сней Малая Лаба). Это название является параллельным существующему названию Уруштен и никак не связано с его этимологией. Кстати, возможно что название «Черная» дошло до наших дней именно благодаря гидрониму «Карагеген», оставленному нам Г.В. Новицким в 1830 г., ведь кара с тюрк. означает «черный».

DSC_4766-1
Панорама массива Псеашха со склонов хребта Агиге
DSC_2600
Панорама массива Псеашха со склонов массива Чугуш
DSC_1261
Массив Псеашха. Вид с севера
Stitched Panorama
Вид на массив Псеашха из долины р. Холодной
DSC_0151
Вид на хребет Псеашха с хребта Аибга

ЛИТЕРАТУРА

  1. Андреевский М.В. Охотничьи записки и дневники. – М., 1909.
  2. Апостолов Л. Я. Географический очерк Кубанской области, Тифлис, 1897
  3. Аутлев М. Справка (топонимика) … от 31 марта 1959 года (рукопись)
  4. Багов А. Х. Методические рекомендации для инструкторов маршрутов 828, 44, 38, Майкоп, 1979.
  5. Богуславский Л.А. История Апшеронского полка. Т. II. – С.-Пб., 1909.
  6. Борчевский С. И. Через перевал Псеашха в Красную Поляну. // Кубань и Черноморье, Краснодар, 1927.
  7. Бутвин И. В. Отчет о гляциологическом, лимнологическом и геоморфологическом обследовании бассейнов правых притоков Белой, рек Киши и Чессу (август, октябрь 1994 года), Краснодар, 1995.
  8. Буш Н. А. Описание и главнейшие результаты третьего путешествия по Северо-Западному Кавказу в 1899 г. // Изв. РГО, т. 36, вып. 3, 1900.
  9. Буш Н. А. Ледники Западного Кавказа. // Зап. ИРГО по общей географии, т. 32, вып. 4, Спб, 1905.
  10. Ваганов С. В. Значение охранно-карантинной линии по границы кубанской области с Закавказьем, в связи с условиями животноводства в нагорной полосе. // Известия ОЛИКО, выпуск I, Екатеринодар, 1899
  11. Вайзер В. С. Отчет о туристском путешествии … 1966 года.
  12. Венюков М.И. Очерк пространства между Кубанью и Белой // Записки Императорского Русского Географического Общества. 1863. Т. 2
  13. Виноградов В. Б. Топонимия Средней Кубани, Армавир, 1993
  14. Ворошилов В. И. Топонимы Кавказского Черноморья. Майкоп, 2006.
  15. Гейнс К. Пшехский отряд (с октября 1862 г. по ноябрь 1864 г). Материалы для истории покорения Западного Кавказа. // Военный сборник тт. 47, 48, 49 (№№ 1, 2, 3, 4, 5), 1866
  16. Голгофская К. Ю. Туристская схема «Кавказский заповедник», Москва, 1971.
  17. Гриневецкий Б.Б. Результаты двух ботанических путешествий на Кавказ в 1900 и 1901 гг. – Юрьев, 1903.Гречко А. А. Битва за Кавказ, Москва, 1969
  18. Григор Г. Г. Отчет о гляциологических работах 1929 и 1930 года в районе Кавказского заповедника. Описание ледников Западного Кавказа (верховьях р. р. Белой, Киши и Уруштена). // Труды показательного Кавказского заповедника, т. 1, Ростов на Дону, 1936.
  19. Дзидзария Г.А. Ф.Ф. Торнау и его кавказские материалы ХIХ века. – М., 1976.
  20. Динник Н. Я. Кубанская область в верховьях рек Уруштена и Белой, // Записки КОРГО, кн. 19, Тифлис, 1897
  21. Динник Н. Я. Верховья Малой Лабы и Мзымты, //Записки КОРГО, кн. 22, вып. 5, Тифлис, 1902.
  22. Дороватовский С. Сочи и Красная Поляна с окрестностями. – С.-Пб, 1911.
  23. Дьячков-Тарасов А.Н. Через перевал Псеашхо к Черному морю // Сборник материалов для описания местностей  и племен Кавказа, 1902, т. 31.
  24. Ефремов Ю. К. Рекомендации для исправления и дополнения топографических карт масштаба М 1 : 100 000 (К–37–7, К–37–8, К–37–9, К–37–20, К–37–21), рукопись.
  25. Ефремов Ю. К. Тропами горного Черноморья, Москва, 1963.
  26. Жерноклев И. В., Жерноклева Е. И. По горным тропам Кубани. Краснодар, 1989.
  27. Знай свой край. Словарь-справочник. Краснодар, 1974
  28. Ионова С. Х. Абазинская топонимия. Черкесск, 1993
  29. Карты Кавказского края (5-ти верстные), масштаб М 1:210000, Лист С–5, 1877.
  30. Карты 2-х верстные (съемки 1903 — 1906 гг.), масштаб 1:84000, в одном дюйме – две версты, лист  – 9, 1917.
  31. Карта окрестностей Сочи и Красной Поляны (5-ти верстная). Приложение к Путеводителю С. Дороватовского, 1910.
  32. Карта топографическая … съемки 1953 г. (масштаб 1:50000).
  33. Каталог ледников СССР, т. 8, ч. 1 — 4, бас. р. Кубани (Панов В. Д., Кравцова В. И.). — Гидрометеоиздат, Л., 1967.
  34. Коков Дж. Н. Адыгская (Черкесская) топонимия, Нальчик, 1974
  35. Котов В. А. Количественный учет туров в Кавказском заповеднике и некоторые вопросы их экологии. // Труды Кавказского государственного заповедника, вып. VI, Майкоп, 1960.
  36. Лего С. С. Отчет об УТП V категории сложности по Западному Кавказу школы младших инструкторов пешеходного туризма Липецкого облсовета союза спортивных обществ и организаций (август 1962 г.). Липецк, 1962.
  37. Лещенко Б. В. По Западному Кавказу, Краснодар, 1955
  38. Лещенко Б. В., Крайнюк С. Р. Туристская схема маршрута № 35 (Кавказский заповедник), 1958.
  39. Ловпаче Н. Г. Храмы солнца. Памятники древней Адыгеи, Адыгея, № 1, Майкоп, 1994
  40. Марченко Г. Л. По Западному Кавказу. (С рюкзаком за плечами), Краснодар, 1972
  41. Материалы по триангуляции на Кавказе с 1864 по 1912 гг. // Записки военно-топографического отдела Главного управления Генерального штаба, ч. LХVIII (68), отделение III (3), 1914.
  42. Меретуков К. Х. Адыгейский топонимический словарь, М., 1990.
  43. Молчанов В. М. А что там, за горами? Краснодар, 1985.
  44. Новицкий Г.В. Топографическое описание северной покатости Кавказского хребта от крепости Анапы до истока реки Кубани. Записка штабс-капитана Новицкого, составленная 15 сентября 1830 г. // Кубанские областные ведомости. 1884.  № 36,38,40,50.
  45. Оленич-Гнененко А. В горах Кавказа, Ростов/Дону, 1949.
  46. Отчет графа Ефдокимова о военных действиях, исполненных в Кубанской области в период времени с 1-шо июля 1863 года по 1-е июля 1864 года // В кн. Кумыков Т.Х. Выселение адыгов в Турцию — последствие Кавказской войны. – Нальчик, 1994.
  47. Отчет Краснополянской геолого-съемочной партии по работам 1981 – 86 гг. в Краснодарском крае и Абхазской АССР. /Пруцкий Н. И., Лаврищев В. А. и др./ (в 3-х томах). Ессентуки, 1986
  48. Панов В. Д. Эволюция современного оледенения Кавказа. С.-Пб, 1993.
  49. Панов В. Д. Ледники в верховьях Кубани, Гидрометеорологическое издательство. Ленинград, 1968.
  50. Погорелов А. В. Гляциологическое и селевое обследование бассейна рек Бол. и Мал. Лабы (Технический отчет). Краснодар, 1987.
  51. Подозерский К. И. Ледники Кавказского хребта (Каталог). // Записки Кавказского Отдела Императорского Русского Географического Общества, кн. 29, вып. 1, 1911.
  52. Промптов Ю. В горах Кавказа. Краснодар, 1953.
  53. Симонов Л. Один из потомков Нашебургского полка (исторический очерк 1726 – 1875 гг.). // Кубанский сборник на 1907 год, т. ХII, Екатеринодар, 1906.
  54. Сочи и его окрестности. Дорожник экскурсий по горам и ущельям Сочинского района.  – С.-Пб, 1911.
  55. Старк А. На Русской Ривьере. (Из дневника охотника). Спб, 1913.
  56. Стебницкий И. И. Географические заметки о восточной части Закубанского края (1864 года). // Записки ИРГО по общей географии, т. 1, Спб, 1867.
  57. Стебницкий И. И. Картографическое обозрение Кавказа и Закавказья. С.-Пб, 1879.
  58. Тарчевский Б. А. Ледники и озера Сочинского Причерноморья. – Туапсе, 1997.
  59. Тарчевский Б. А. Массив горы Псеашхо // Краевед Черноморья, 2005, №7.
  60. Тихомиров В. Р. Горный мир Кубани, Краснодар, 1987.
  61. Топографические работы на Кавказе в 1903 году. Извлечение из отчета военно-топографического отдела Кавказского военного округа. // Известия Кавказского отдела императорского русского географического общества, т. ХVII, № 2, 1904
  62. Топографические работы на Кавказе в 1906 году. Извлечение из отчета военно-топографического отдела Кавказского военного округа // Известия Кавказского отдела императорского русского географического общества, т. ХIХ, № 3, 1909
  63. Торнау Ф. Ф. Воспоминания кавказского офицера 1835, 36, 37 и 38 года, Москва, 1865.
  64. Туров С. С. По восточному отделу Кавказского государственного заповедника. Отчет о работе зоологической экспедиции 1930 года профессора С. Турова. Майкоп, 1932
  65. Ходзько И. И. Таблица высот, определенных барометрически в Кавказском крае (1864 и 1865 гг.). // Кавказский календарь на 1867 год, 1866.
  66. Шакирбай Г. З. Абхазские географические названия района Большого Сочи. Сухум, 1983.
  67. Шильдер В. А. Кубанская охота Его Имп. Высоч. Вел. Кн. Сергея Михайловича в 1894 г. // Природа и охота, № 5, 1895.
  68. Цхомария Б. Д. Красная поляна.  Краснодар, 1973.
  69. Щуровский В. А. Ежегодник Русского Горного Общества, V, 1905, Москва, 1906
  70. Эсадзе С. Покорение Западного Кавказа и окончание Кавказской войны. М., 1914.
  71. Martel E.-A. La Côte d’azur Russe: Riviera du Caucase. – Paris, 1909.

 

 


15 комментариев

  • Отличная работа! Спасибо

  • Почему в статье Псеашха и Псеашхо?

  • Аня

    Вариант написания «Псеашхо» сохраняется в цитатах и отсылках к авторам. «Псеашха» — варинат написания, принятый на топокартах и обусловленный наиболее вероятным вариантом толкования топонима на основе абхазо-абазинских языков. Обратите внимание на соотвествующую статью в разделе «Топонимы массива Псеашха»

  • Штурман

    На восточный зубец мы ходили недавно, на 1Б хотим подать. Хетели назвать его «пик Холодный», а теперь вот не знаю.. :)
    Исправьте на фото «Липетских туристов» ;)

  • Штурман

    Кстати, ручей «Каменной поляны» на картах неправильно нарисован. Ручей из ледника впадает в озеро Холодное (которого нет на картах, кроме госгисцентровской 25000), а потом выходит из воклюза под ригелем ледника.
    И воклюз «Мраморный водопад» на картах не нарисован..
    Да, а где пещеры, не подскажете? :)

  • Вот как хорошо, теперь чтобы узнать или вспомнить о Псеашхах что либо не нужно перелистывать тысячи страниц из других книг, вышла замечательная Псеашхапедия. Больше всего понравились личные выводы и предположения, которых в тексте не мало. Прекрасные иллюстрации и картографический материал. Не знаю как вы с Митей делите авторство, но раз написано автор Аня значит так и есть, ни сколько не умоляя заслуг мужа. Студент Аня, где ваша зачетка? В мусор её! Поздравляю доктор Аня :)

    • Аня

      Женя)) Это Митя забыл автора выбрать, когда писал пост, я исправила) Хорошее слово Псеашхапедия!

  • Алим

    Отличная статья! Спасибо! Пока только пробежался, потом спокойно почитаю )

  • сохатый

    Очень интересно. Я бы список литературы дополнил еще работой:
    7) Алтухов М.Д., Горчарук Л.Г. Высокогорный почвенно-ботанический профиль горы Мраморной// Труды Кавказского государственного заповедника. Краснодарское книжное изд-во, 1965. Вып.8. С. 15-25.

    Один из классических примеров профилей, именно в данном месте сделанный

  • Артур

    Спасибо за материал! Мне особо понравились фотографии и очерк по истории (до Великой Отечественной войны).
    Пользуясь случаем, хочу внести ясность в отношении топонима «пик Азурит», так сказать, «из первых рук». Мне действительно довелось при траверсе участка хребта Челипси в 1994 году (02.09) близ вершины подобрать образцы породы с вкраплениями синих кристаллов. Позже показал геологам, они и определили минерал. А ещё тогда же на самой вершине обнаружил записку от 1987 года известного сочинского географа и горовосходителя Б.А.Тарчевского. С ним впоследствии обсуждали многие вопросы на горную тематику, в том числе рассказал и про находку геологических образцов. При разговоре присутствовала ещё тогдашний секретарь СО РГО Надежда Владимировна Диденко, вместе рассматривали принесённые мною камешки. И вот тогда именно Борис Александрович и предложил название для этой вершины, поскольку для обозначения её использовали громоздкие конструкции типа «вершина над Мраморным перевалом», «Мраморно-Перевальная» и т.д.
    Я считаю предложенное название очень удачным и не просто благозвучным, но ещё и соответствующим геологическим особенностям данного объекта. С большим уважением относясь к самому Борису Александровичу Тарчевскому, я посчитал нужным оставить этот комментарий относительно происхождения этого названия.

    • Здравствуйте, Артур! Большое спасибо за столь подробное разъяснение, касающееся происхождения топонима «Азурит». Из первоисточника получать такие сведения вдвойне ценно. В свою очередь хотели бы поблагодарить Вас за увлекательные краеведческие материалы, которые Вы публиковали на страницах альманаха «Краевед Черноморья» (Массив горы Чугуш, орографический очерк Джуги и многие другие). Читали их с большим интересом!

Написать комментарий


© 2010 - 2017 Аня и Митя Андреевы

В оформлении сайта использованы рисунки Марии Филатовой


Использование любых материалов этого сайта разрешается только с согласия авторов.


FAQ: часто задаваемые вопросы


Наши контакты:

Тел.: +79189928495
+79181616904
mandarinki@gmail.com
mountaindreams.ru
mountaindreams.guide
Митя Андреев


FAQ: часто задаваемые вопросы