Кардывачский горный узел

историко-топонимический обзор

Живописные окрестности озера Кардывач с давних пор притягивают к себе взоры исследователей самых разных направлений: гляциологов, лимнологов, геологов и других. Следствием этого является хорошая изученность района, а также его популярность среди туристов и альпинистов. В настоящей статье мы попытаемся систематизировать с позиций исторической географии  имеющиеся в нашем распоряжении сведения, касающиеся топонимики, орографии и туристского освоения Кардывачского горного узла.

1. У истоков топонимики

А. А. Старк
А. А. Старк

Начало систематическому изучению описываемого горного района положили в разное время Н.М. Альбов, М. Сергеев, С.И. Залесский, Н.Я. Динник, Н.А.Буш,  К.И. Подозёрский, Е. М. Морозова-Попова, А.А. Рейнгард.  Эти и другие исследователи, путешественники и натуралисты проводили специальные ботанические, зоологические и геологические наблюдения, определяли  положение  горных  вершин, озёр и ледников, уточняли несовершенные карты местности, собирали сведения по истории и этнографии местных народов, восполняли топонимические пробелы, которых на картах того времени находилось немалое количество.

Так, например, энтомолог и по совместительству управляющий имением Уч-Дере Великого Князя Константина Николаевича А. А. Старк, совершивший немало путешествий по краснополянским горам в 70-80-е годы XIX  века, приводит сведения, полученные им во время очередного путешествия от мингрельского пастуха по фамилии Аркания: «А еще далее, откуда Мдзымта вытекает, есть большое, красивое озеро Мдзы, по которому можно даже плавать на фелюге, но снег лежит там еще в июне. А с озера Мдзы, через перевал Мдзымта-азмыч, можно идти на Бзыбь и в Гудауты, или в Сухум, куда хочешь…». Несмотря на то, что на самом озере Кардывач Старк так и не побывал, он не преминул отметить топографические несоответствия между самими географическими названиями и картами того времени:

«…Озеро Мдзы, дающее начало реке Мдзымта, названо на карте: раз Кардыбача, другой раз Кардовича, а название «Мзи», приурочено к совершенно другому озеру, не находящемуся даже в бассейне Мдзымты. По Тляходыгу (Тляходыг Нагида, черкес из рода Хакуч, шапсугского племени, проводник А. А. Старка в его путешествиях почерноморских горам), между прочим, эту реку следует называть Бзымит. И такая путаница бесконечна».

Вообще, в  исторических документах встречается несколько вариаций названия р. Мзымта: Мдзимта, Мидизимта, Мезюмта, Мизимта и, наконец, Мзымта. Арриан (II в.) называет реку Воргий или Брухонт, у Псевдо-Арриана (V в.) есть упоминание о реке Мизиг, раньше называвшейся Брухонта (см. Вестник древней истории, 1948, №4, с. 231). Это наиболее древние названия современной реки Мзымты. Несомненна связь этнонима «медозюи» (абазинское племя, проживавшее в верховьях Мзымты в XIX в., называвшееся абхазцами Мдваа, а адыгами Мдавей) с названием реки Мзымта, что было отмечено еще Ю.К. Ефремовым. При переводе усеченного адыго-абхазского суффикса та (от пста-ста) в значении долина или ущелье, простейший перевод топонима Мзымта будет означать «долина (племени) медозюев».

По мнению  сочинского краеведа В. И, Ворошилова, более глубокая расшифровка этого названия могла быть произведена на основе языка садзов-джигетов, проживавших здесь до XIX в. Однако сведений об этом языке у нас еще меньше, чем по убыхскому. Известно лишь, что язык садзов, как и язык медозюев относился к группе абазинских диалектов, имел связь с бзыбским диалектом абхазского языка и одновременно был родственен убыхскому через общий праязык «садша», территория распространения которого включала и долину Мзымты. Таким образом, В. И. Ворошилов считает возможным  использовать для перевода убыхский язык.

По свидетельству Ю.К. Ефремова, левое верховье Мзымты р. Азмыч (по абх. «водоем (бассейн) на реке» по замечанию В.Е. Кварчия) местным населением называлось Мзымта-Мзыч. Истоки ее в Ацетукских озерах Рейнгарта и Морозовой. Здесь же находится озеро Мзи, из которого вытекает р. Мзимна (приток Авадхары). В. И. Ворошилов считает, что в переводе с убых. мизи – «дитя, ребенок»; Ч (чи) – «холод, снег». В целом гидроним Мзыч будет означать «дитя снега» или « рожденная в снегах». Смысл этого перевода мог быть перенесен и на всю реку Мзымту «долина реки, рожденной в снегах» и содержится в этнониме Медозюи – «люди, рожденные в снегах». Отметим также, что в старых навзваниях р. Мзымты (Мдзимта, Мидзимта) легко угадыватся абх. основа дзи (дзы) со значением «родник, источник».

По разному  называется в различных источниках и главный топоним описываемой местности «Кардывач», что, по всей видимости, обусловлено богатой этнической историей района. Этим объясняется и разнообразие трактовок и переводов данного топонима. Так, Б. Цхомария утверждает, что коренные жители этих мест называли гору Кардывач как Кар Баш «Снежная голова». Но по-тюрк. кар (а) «черный», баш «голова», т.е, правильно «черная голова (гора)». Но кар (а) в тюрк. языках имеет также значения «земляной», «от земли» или просто «земля». В таком случае для горы Кардывач (Кардыбаш) возможен перевод с тюрк. «Вершина (голова) земли». Позже название распространилось и на ближайшее озеро.

Ш. Д. Инал-Ипа называет озеро Кардывач как Мзымта-Адзыж. Адзыж переводится как «старый (древний) родник (озеро)». В целом  перевод  —  «озеро, из которого вытекает р. Мзымта». Кроме того,  Инал-Ипа приводит название старинного абхазо-абазинского рода Карабаш; т.е. возможен вариант этимологии рассматриваемого названия от этого этнонима.  Э. М. Мурзаев считает, что термин «карда» в значении «огражденное место» характерен для многих языков Евро-Азии, в том числе для осетинского, вышедшего из аланского.  Аланы в средневековье проживали в этой местности. В таком случае, перевод топонима Кардывач (для озера и котловины) возможен как «место, огражденное горами».

Помимо вышеупомянутого уже А. А. Старка известный ботаник Н. М. Альбов в 1890 году также приводит два названия для озера Кардывач: «Достигнув Мзымты, мы направились к истоку ее – альпийскому озеру Мзымт-адзмыч, или Кардывич, находящемуся у самого подножья Главного хребта». Помимо Кардывача Н. М. Альбов впервые описал отсуствующий на картах ледник Химс-Анёкё и открыл существование Ацетукских озер: «На хр. Адзитпуко, близ соединения его с Кутэхёку, я обнаружил также несколько альпийских озер, не обозначенных на 5-верстной карте. Таких озер я насчитал до 5. По величине некоторые из них не уступают значащемуся на карте озеру Мзи». К этому можно добавить, что на одной из карт, составленной в 1893 г. профессором и основателем Кавказского музея Г. И. Радде  встречается название «Кардывич-адза».

Фрагмент карты профессора Г. И. Радде (1893 г.)

В 1898 году верховья р. Мзымты посещает горный инженер М. В. Сергеев. Он впервые описывает озеро Верхний Кардывач, систему верхней Мзымты и вводит в оборот некоторые топонимы, которые ранее не встречались на карте:

«Главный хребет на месте упомянутой дуги, с выпуклой стороной на SW, образовал целый горный узел, в котором выступают несколько довольно высоких вершин; из них обращенные к долине Мзымты носят общее название Цындышха, а к системе р Бзыби – Одохара. Некоторые из вершин очень эффектны по своей остроконечной форме, другие имеют вид разрушенных куполов; между вершинами лежат наклоненные в разные стороны поляны, сплошь покрытые осыпями выступающих горных пород».

Топоним «Цындышха» имеет абазинские корни. «Цанды» название одного из абазинских обществ садзов-джигетов, проживавших в долине р. Хашупсе до 1864 г., ашха — «гора» по-абх. Общее название топонима —  «гора цандов». Вероятно, здесь находились летние пастбища рода Цандов. Ш.Д. Инал-Ипа пишет этот топоним как Цанбишьха с аналогичным переводом «гора (рода) Цан». А В. Твердым было предложено  толкование топонима «Цындышхо», предполагающее в нем адыгскую языковую основу, где цунды – «ворон», а шхо – «большой», «голова», верхушка». Однако данная версия представляется нам малоубедительной, поскольку топоним все же формировался в исторически сложившейся зоне влияния абхазско-абазинских сообществ.

Панорама массива г. Цындышха (фото Д. Комарова)

Топоним «Одохара» позднее трансформировался русскоязычным населением в название «Водогора».  Именно в таком виде оно встречается в известном путеводителе С. Дороватовского «Сочи и Красная поляна с окрестностями», написанном в 1911 году:

«Озеро с трёх сторон окружено высокими горами. Снеговой хребет Кардывач (кстати, получается, что С. Дороватовский  стал первым автором, кто пернес топоним «Кардывач» с озера на прилегающие к нему орографический объекты) находится за озером. Левый  хребет и склоны его покрыты альпийскими пастбищами, которые идут сюда с Аишхо. Правый – с вершиною Водогора – частью под пихтой, частью – под альпийскими лугами  (Водогора получила своё название от русских и вполне отвечает этому имени. На ней берёт начало масса ручьёв из родников и вечных снегов. Около скалистых вершин есть плоскогорья, на которых маленькие озерца. Вся гора как бы пропитана водою, которая в разных направлениях стекает вниз)… С перевала Водогоры, и в особенности при спуске, видно всё ущелье, из которого вытекает р. Мзымта».

Топоним «Водогора» упоминает в своих работах и Е. М. Морозова-Попова, описивая окрестности озера Кардывач:

«Котловина, занятая озером с прилегающими к нему лужками лежит на высоте около 2000 м. н. у. м. и имеет овальную форму: ограничена она с трех сторон отрогами Главного и прилегающего к нему бокового (Водогора) хребтов. …  Кроме этого перевала, у Кардывача есть еще два. Один по левую сторону от озера, верстах в 5-6 от берега; к другому путь идет ниже озера верст на 6 через так называемую Водогору. Оба соединяют бассейн Мзымты с бассейном Бзыби».

На двухверстной карте начала ХХ века встречается гидроним «Аватгора». Им обозначен левый исток современной реки Авадхара (басс. Р. Бзыбь). Сама же река на дореволюционных пятиверстных картах носит название «Одохара» (вот мы и вернулись к инженеру Сергееву). В основе перевода гидронима, как считает Н. Д. Бондарев,  –  абхазское ауадхара: «высокое, отдаленное место», где «ауада» — верх, «хара» — даль. По версии А. В.Твердого в основе гидронима лежат слова ауадха (так бзыбцы называют высокую широколиственную траву, похожую на лопух) и ра – показатель множественности.

Таким образом, все вышеизложенное позволяет предположить, что именем «Водогора»  местное русскоязычное население называло современную г. Кутехеку (2 558,2 м) и одноименный хребет, соединяющий Кардывачский и Ацетукский горные узлы. Ю.К. Ефремов использовал для обозначения этого хребта параллельное название  – «Ахукдарская перемычка». Топоним  же «Кутехеку» впервые встречается у Н. М. Альбова: «Дойдя до пер. Хёхудара (на двухверстных и пятиверстных картах начала ХХ века уже указывалось название  «пер. Ахук-Дара (Сухумский), в основе перевода которого, вероятно, лежит абхазско-абазинское ахудаара – перевал), чтобы попасть на Аибгу, мы должны были свернуть налево к западу, подняться на небольшой хребет Кутэхёку (служащий границей Сухумского и Черноморского округа) и перевалить через высокие скалы хребта Адзитпуко (на 5-верстной карте – Агепста), в которые упирается хребет Кутэхёку». По мнению А. В. Твердого, в основе оронима три абхазских элемента: куты – «индейка», «улар», хе – стянутая форма абхазского аху – «холм», «гора», ку – сокращенная форма куа – «множество» (абх.).

Теперь нам остается рассмотреть один из ключевых топонимов района, а именно «Лоюб». В данном топониме усматривается этнонимическая основа. Лоо (Лоу) – название широкоизвестного абазинского рода Лоовых; «б» или «п» от адыг. пи «место»; т.е. место, гора Лоовых». По-видимому, здесь находились высокогорные летние пастбища рода Лоовых. Название «Лоюб» (в отличие от других оронимов района) нашло свое отражение на пятиверстных и двухверстных картах XIX – начала XX веков в виде горы Лоюб, нависающей над озером Кардывач с севера (высота 1405,3 саженей, что соответсвует 2998 метрам) и горы Лоюб-Цухе (высота 1377,9 саженей, что соответсвует 2940 метрам) в системе хребта Аишха.

В «Материалах по триангуляции на Кавказе с 1864 по 1912 гг.», подготовленных и напечатанных корпуса военных топографов подполковником Н. П. Винниковым в Записках военно-топографического отдела Главного управления Генерального штаба в 1914 году нам удалось найти весьма любопытную информацию. В алфавитном списке пунктов триангуляции, проложенной в Кубанской области в 1864 – 1903 гг., мы встречаем уже знакомые нам Лоюб и Лоюб-Цухе. Но кроме них в списке значится некая вершина с названием «Лоюб Северный». Вершина имела высоту 1574,5 сажени, что в пересчете на современные единицы измерения составляло 3359 метров. Какая знакомая цифра… А теперь взглянем на двухверстную карту района  1900-х годов.  Вершина 1574,5 саженей на ней отмечена и находится на месте современной г. Акарагварты!

Так вот откуда эта путаница с абсолютной отметкой высоты у этой горы. Обычная ошибка топографа при измерениях (такие ошибки случались, но, к счастью, совсем не часто. А иногда на картах встречались вообще целые районы, не имеющие ничего общего с реальностью. Такая участь, увы, постигла и верховья р. Мзымты. Работы по инструментальной съемке местности здесь производились в 1902, 1903, 1906 и 1907 годах военными топографами капитаном Борисенко, коллежским асессором Гламаздиным и рядом других. При этом, созданная ими карта в районе озера Кардывач выглядит как плод вольной фантазии и позволяет думать, что эти офицеры верховья Мзымты просто не посетили), которая переносилась с карты на карту. В качестве примера можно привести пятиверстную карту района 1920-х годов, на которой отмечена вершина высотой 11021 фут, что  составляет те же 3359 метров.

И из-за такой ошибки в измерениях г. Акарагварта до 70-х гдов ХХ века считалась высшей точкой Краснодарского края, пока дотошные краеведы не установили, наконец, истину (см. главу 4). Но ведь даже и это не главное. Главное во всей этой истории то, что у высшей точки массива Акарагварты было имя! Пускай не очень оригинальное, топографически суховатое, но все же оно было… Жаль, что имя это со временем позабылось, а потом и вовсе перешло к другой вершине (см. главу 2). Кстати, именно наличие названия «Лоюб Северный» дает основание полагать, что топоним «Акарагварта» не был известен военным топографам дореволюционного периода. Видимо, это название всплыло в период становления Кавказского заповедника в 20-е годы прошлого века, на этапе его инвентаризации, когда на территории заповедника проводились многочисленные научно-исследовательские экспедиции. Сам топоним имеет сложное строение, что создает определенную трудность и неоднозначность его этимологии. Скорее всего, название состоит из двух абхазских слов:  а-кəара (аквара) —  «речка, ручей» (либо аҟəара (акуара) — «каменистый берег»), и гəарҭа (гвартха) —  «стоянка», «место стоянки»  – и означает «стоянка у реки» или «стоянка на каменистом берегу».

П. Г. Смидович
П. Г. Смидович

Потеряв одно имя, гора быстро получила другое. В 1935 году по предложению ученых  Кавказского Государственного заповедника во главе с А. А. Насимовичем основной вершине массива Акарагварта было присвоено имя Петра Гермогеновича Смидовича (1874-1935) — старого большевика, профессионального революционера, видного партийного и государственного деятеля. Это было сделано в связи с кончиной П. Г. Смидовича и в ознаменование его крупных заслуг в организации заповедного дела в СССР, поскольку П. Г. Смидович был первым председателем Комитета по заповедникам при ВЦИК и фактически руководил созданием сети советских государственных заповедников. В 1937-1941 гг. название «пик Смидовича» широко применялось в официальной документации  и в научных трудах заповедника. Оно быстро вошло в обиход наблюдателей и научных работников. Несмотря на то, что в современные топографические карты  название не попало, оно продолжило  свою жизнь в альпинистской классификационной таблице вершин СССР и туристской литературе, при том, что в научной географической литературе эта гора упоминается и на некоторых картах  отмечена как Акарагварта.

В «Материалах по триангуляции…» встречается еще одна интересная деталь, выходящая за рамки данной статьи, но косвенно затрагивающая проблему «высшей точки края». В «Алфавитном списке пунктов 2-классной триангуляции, проложенной в Кубанской области в 1864 — 1903 гг.» указаны два РАЗНЫХ пункта с ОДНИМ названием – «Цахвоа»! Работавшие в верховьях Малой Лабы военные топографы   капитаны Винников и Первас по разному поняли расположение горы Цахвоа: Цахвоа Винникова имела высоту 1515,13 саженей и соответствовала современной вершине 3232,6 м; высота вершины Цахвоа Перваса составляла 1567, 99 саженей и соответствовала нынешней вершине Цахвоа 3345,45 м.

В условиях последующего «высотного господства» на территории края вершины Акарагварты, история с двумя пиками Цахвоа прошла практически незамеченной. К тому же нам не известны карты, на которых бы Цахвоа Винникова отмечалась как главная вершина всего массива. Со временем   ороним «Цахвоа» логично закрепился за высшей точкой хребта, а «вторая» Цахвоа превратилась в безымянную вершину 3232,6 м, которой, однако, в 1989 г. экспедиция А. В. Твердого все же присвоила имя профессора Г. Г. Григора.

Название «хребет Герцена» в отношении северного отрога ГВХ, протянувшегося между реками Цахвоа и Безымянка, мы впервые встречаем в книге Ю. К. Ефремова «Тропами горного Черноморья», из которой следует, что такое имя было дано хребту студентами-практикантами Ленинградского педагогического института имени Герцена. Однако в современной номенклатуре названий Кавказского заповедника оно не встречается, а данный хребет научные сотрудники и работники заповедника называют более логичным именем «хребет Цахвоа».

2. Экспедиция Ю. К. Ефремова

Ю. К. Ефремов
Ю. К. Ефремов

В 30-е годы прошлого века в Красной Поляне появился человек, который сумел навести топографический «порядок» в окрестных горах. Его звали Юрий Константинович Ефремов. Все вехи своего краеведческого пути он подробно описал в замечательной книге «Тропами горного Черноморья».

В 1932 году Ю. К. Ефремов после летней практики  отправляется на черноморское побережье и в итоге попадает в поселок Красная Поляна, из которого мечтает совершить путешествие к высокогорным озерам.  Директор краснополянской турбазы Энгель посоветовал молодому человеку, не имеющему туристского опыта, не отправляться в дальний горный поход, а поработать на турбазе экскурсоводом. На первых порах Ю.К. Ефремов водил группы в недалекие маршруты вместе с местными проводниками из греков, с другими экскурсоводами. Так началось его знакомство с краснополянскими горами, лесами, озерами. Вскоре он уже самостоятельно водил туристов на ближайшую гору Ачишхо, к Пслухскому нарзану, на сланцы. До конца сентября 1932 года Ю.К. Ефремов  обошел все ближние окрестности Красной Поляны, тщательно записывая все названия, ориентиры, «коллекционируя» виды и одновременно приобретая навыки горных походов.

Во второй раз, в 1934 году, он едет в Поляну уже подготовленным. Обзаводится рюкзаком, горными ботинками, картами, изучает массу краеведческой и исторической литературы в Румянцевской библиотеке: знакомится с историей Кавказской войны, с записками Торнау, с первыми географическими исследованиями этого горного района, покупает подробные карты. Постепенно Ю.К. Ефремов расширяет и географию своих маршрутов. Он «приручает» хребет Ачишхо – проходит и оценивает со всех сторон. Водит группы на Аибгу, идет на Псеашхо, который так притягивает глаз, когда смотришь из Поляны. И наконец, под завершение сезона, сбывается мечта Ю.К., и он идет на Кардывач и Рицу:

«В полевой сумке со мною путешествуют и кое-какие записи, среди них конспекты статей инженера Сергеева и Евгении Морозовой о Кардываче. Верхнюю Мзымту эти авторы упоминают, но не называют. Есть намеки и на неточность карт. Скалистая громада, высящаяся над озером с северо-востока, называется Цындышха. На карте имя отсутствует. С востока вздымается массив Кардывач – узел, в котором к Главному хребту примыкает Ахукдарская перемычка – водораздел Мзымты и Бзыби. С северо-запада поднимается — Лоюб. Все это гиганты по три тысячи метров высотой и выше (а зеркало озера лежит на уровне 1860 метров). Только на юге встает более низкий (два с половиной километра), похожий на каравай, луговой массив с лесистым нижним склоном. Сергеев называет этот массив Кутехеку. Где-то через него есть прямой путь на Аватхару».

Фотография из отчета Ю. К. Ефремова (1938 г.)

Прошла зима 1934-1935 годов. Юрий Константинович сотрудничал с ГИПРОКУРом (институт проектирования курортов), написал проект туристического освоения Рицы, прошел курсы повышения квалификации методистов. А весной 35-го года, перед очередным отъездом в Поляну, подал документы для поступления на географический факультет Московского университета, куда и был зачислен в августе. Работа над проектом для ГИПРОКУРа принесла Юрию Константиновичу новые топонимические открытия: «Здесь Мзымта сливается из двух истоков. Видный нам справа (а по течению он левый) – течет из-под горы Ацетуки и называет Азмыч (по-разному называет эту у разноплеменное население Черноморья – абхазы, эстонцы, греки, имеретины, армяне – Азмыч, Бзыч, Мзымта-Мзыч, Адзмыч, а в труде А. Л. Рейнгарда она же по недоразумению названа Лаишпсе)».

Схема ГВХ из отчета Ю. К. Ефремова (1938 г.)

В 1937 году вместе с однокурсниками – будущей женой Натальей Лебедевой и Владимиром Олюниным – Ю.К. Ефремов отправился на летнюю практику в Кавказский заповедник. Целью этой маленькой экспедиции (организованной самим Юрием Константиновичем) было составление геоморфологической карты части заповедника. Легенда к этой карте и методика картирования были составлены самим Ефремовым. Маршрут пролегал с севера на юг – от Гузерипля через Кишу, по долине Уруштена и до Красной Поляны.

Ю.К. Ефремов в очередной раз увидел знакомые горы, но с новых точек и новым взглядом – взглядом геоморфолога и топографа. Собранный за это и следующее лето материал лег в основу отчета по итогам экспедиции, который и по сей день хранится в архиве кавказского заповедника. Важнейшим итогом этой экспедиции стало уточнение положения Главного водораздельного хребта на участке Кардывачского горного узла. Ефремов и его спутники впервые точно описали орографию данного района:

«Пока нет тумана, скорее за съемку. Засекаем и наносим на планшет направления на основные вершины. Нам ясно, что Южный Лоюб высится на отроге Главного хребта, а что главный водораздел бежит по легко проходимым гребням Западного и Северного Лоюбов. Но и отсюда он идет не прямо к Цындышхе, а в обход огромного, утаенного, совсем невидного снизу цирка, скорее даже короткого трога с группой матовых озерец. И лишь от Цындышхи гребень поворачивает к пику Кардывач».

Фотография из отчета Ю. К. Ефремова (1938 г.)

Не менее важным событием стало открытие и описание Ю. К. Ефремовым нескольких горных озер, среди которых Верхний Кардывач, Синеокое, Утаенные, Северные озера, а также озера в балке Пасечного, которые Ю. К. назвал Юхскими озерами (интересная деталь – в 30-е годы река называется «Юка» (в отчете), а в 60-е – уже «Юха» (в книге)). При этом почти все названия озер, предложенные Ю. К. Ефремовым, оказались настолько удачными, что получили «права гражданства» и стали широко использоваться в научной и туристской литературе:

«С правой вершины Северного Лоюба (Ю. К. Ефремов называл так вершину 2950,1 м в системе ГВХ, поскольку не владел информацией о том, что таким именем дореволюционные топографы называли современную г. Акарагварта 3140,4 м) нам открывается глубокая и крутосклонная долина, уходящая далеко вниз, в таинственный лесистый мир среднего течения Цахвоа. Это Юха – безвестный лугово-скальный желоб безукоризненный по форме трог, а над ним черный игловидный пик Смидовича – высшая точка заповедника.Несколько шагов по гребню, и из-за поворота долины становится видно, что на ее дне покоятся одно под другим еще два больших озера, опять отсутствующие на карте. Юхские озера! Они радуют нас и живописностью – ступени зеркальной лестницы – и неизведанностью. Ведь каждая такая находка повышает полезность, результативность нашей работы.

…Обходим удлиненный цирк Утаенных озер, убеждаемся в малой доступности утесов Цындышхи и пика Смидовича. С нескольких мест гребня заглядываем в верховья соседних с Юхой притоков Цахвоа. Видим на северных склонах Цындышхи  ненанесенный на карты ледник и еще один цирк с несколькими, на этот раз суровыми и хмурыми озерами». На карте Кардывачского горного узла, напечатанной в книге «Тропами горного Черноморья», эти последние озера называются «озера Северные».

Схема Кардывачского горного узла из книги «Тропами горного Черноморья» (1963 г.)

Помимо озер, Ю. К. Ефремов дает названия и нескольким безымянным пикам цирка Верхней Мзымты – это Северный Лоюб (2950,1 м), Западный Лоюб (2941,7 м) и Южный Лоюб (2970,4 м). Строго говоря, вершина Южный Лоюб имеет две вершины с отметками 2998 м и 2970,4 м. На картах она отмечена как г. Лоюб с выотой 2970,4 м, а  в альпинистских классификационных таблицах она называется  г. Лаюб и имеет высоту 2998 м.

Получили свои имена и некоторые перевалы в истоках Верхней Мзымты (Западный Лоюбский перевал, Северный Лоюбский перевал, Западный Юкский перевал, Восточный Юкский перевал), однако позднее за ними закрепились другие названия.

Фотография из отчета Ю. К. Ефремова (1938 г.)

Как мы видим, после экспедиции Ю. К. Ефремова «Лоюб» стал одним из ключевых  топонимом в районе Кардывачского горного узла   несколько вершин, хребет, перевал. Кроме Лоюба, Ю. К. Ефремов неоднократно использовал при описании маршрутов оронимы «пик Кардывач», «горный узел Кардывач». Косвенное подтверждение этому мы находим у сочинского краеведа  В.М.Молчанова: «Именно Ефремову обязаны мы расшифровкой Кардывачского горного узла и первыми геоморфологическими исследованиями Главного Кавказского хребта между массивами Чугуш и горным узлом Кардывач». Вслед за Ю. К, Ефремовым известные кубанские краеведы Б.Ц.Цхомария, К.В.Зверев, А.М.Канонников, В.Р.Тихомиров,  Ю.В.Ефремов стали использовать в популярных географических изданиях такие названия как «конусообразнуая вершина горы Кардывач», «горный массив Кардывач», «пик Кардывач», «г. Узловой Кардывач», «неприступные кручи Кардывачского горного узла». В.М. Молчанов в очерке природы Кавказского заповедника приводил название «урочище Кардывач».

Схема Б. А. Тарчевского
Схема Б. А. Тарчевского

В 1990 г. сочинский краевед Б. А. Тарчевский предложил для горы Кардывач Главный (3058 м), имеющей форму двухвершинной скальной башни, названия Кардывач Главный Западный и Кардывач Главный Восточный. Кстати, он же предложил названия для пиков массива г. Цындышха – Цындышха Северная (2957,8 м), Цындышха  Вторая   Северная (3093,5 м),  Цындышха Главная (3139,5 м) и Цындышха Юго-восточная (3091,5 м).

В 2002 году краснодарский исследователь А. И. Пенчуков  для обозначении орографически сложного участка Кардывачского узла, ограничивающего с севера, запада и юга долину р. Верхняя Мзымта и оз. Верхний Кардывач предложил название «Лоюбская подкова». «Лоюбская подкова» включает в себя пики Северный Лоюб, Западный Лоюб, Южный Лоюб  и пик Турист.

3. Альпиниада на Кардываче

В мае 1962 года Краснодарское краевое туристско-экскурсионное управление в целях широкой подготовки инструкторов горного туризма и организации массовой сдачи нормативов на значки «Турист СССР» III и II степени, и «Альпинист СССР» провело комплексную туристско-альпинистскую экспедицию «Кубань» в район озера Кардывач по классификации горных вершин и перевалов.

Главной целью экспедиции было первовосхождение по юго-восточному гребню на пик Смидовича, который в то время считался высшей точкой Краснодарского края. Экспедиционные отряды возглавляли ст. инструктор альпинизма С. Я. Кисель, ст. инструктор туризма П. К. Скобелев. Выпускающим и начальником спасательных рабов был мастер спорта СССР по альпинизму А. И. Авакумянц. Начальником экспедиции был легендарный «дедушка кубанского альпинизма» В. В. Литвинов, который оставил после себя дневник работы экспедиции и осветил результаты ее работы в прессе. Работа экспедиции позволила классифицировать шесть перевалов и четыре вершины с девятью маршрутами.

Кроме основной задачи, у экспедиции 1962 г. были и другие цели – обследование новых перевалов и вершин в бас. р. Верх. Мзымта. В результате было классифицировано 6 перевалов: Кубань (Лабинский), Лоюб, Турист (Краснополянский), Смидовича, Чернореченский, Кутахеку; и совершено 4 первовосхождения на вершины: Кубань (Западный Лоюб) 2941,7 м., Турист (Юго-Западный Лоюб) 2892,2 м., Лоюб (Южный Лоюб) 2970,4 м. и Смидовича (Акарагварта) 3140 м.

После завершения экспедиции из регулярных выпусков классификатора горных вершин СССР  альпинистский мир узнал о существовании Главной и Узловой вершин г. Кардывач. Предположение о том, что характерные для альпинистов дополнения Главный и Узловой к названию г. Кардывач появились в лексиконе путешественников именно после завершения экспедиции «Кубань», опроверг Ф.Л.Погосян. «По его твердому убеждению, — как указывает в одном из своих отчетов А. И. Пенчуков, которому в 2002 году удалось побеседовать с участниками экспедиции, —  информацию о топонимах Кардывачского узла восходители черпали из туристских отчетов и орографических схем».

Что касается перевала Чернореченского, то еще в 1930-е гг. Ю.К. Ефремов различал в перемычке, разделяющей цирк Утаенных озер и правый исток р. Воровской две седловины — «Западный Юкский перевал» и «Восточный Юкский перевал» (современный Чернореченский перевал). Названия были условные и в официальную литературу  не вошли. После экспедиции «Кубань» название «перевал Чернореченский» официально появилось во всех альпинистских класссификаторах и перечнях перевалов.

Отметим также, что именно во время этой экспедиции перевал Лабинский получил свое второе название «Кубань»:

«Выходим на перемычку правее перевала, – вспоминает В. В. Литвинов. – Идем по гребню к перевалу. Обходя карнизы, выходим к перевалу и видим тур. Удивляемся, здесь были люди. Открываем тур и видим пустую бутылку московской водки и запиской студентов МВТУ и группы инструкторов – туристов из Красной Поляны (название перевала в записке было «Лабинский»). Даем название этому перевалу и нашей вершине в честь нашей экспедиции – Кубань».

В случае с перевалом Лабинским происхождение двойного названия становится понятным. Однако не все так просто обстоит с перевалом Турист (Краснополянский).  Дело в том, что   группа под руководством А. И. Авакумянца (Агарков, Погосян, Скобелев) совершала восхождение на г. Зап. Лоюб, проходя верхним траверсом гребень от пер. Лоюб. Как раз на этом отрезке и был классифицирован перевал Турист (на некоторых схемах отмеченный как перевал Краснополянский). Но здесь как минимум две почти равнозначные седловины и обе соединяют оз. Верх. Кардывач и р. Бешенку (Буйную). Видимо точный ответ на этот вопрос следует искать на карте-схеме, составленной по итогам экспедиции «Кубань» ее участниками.  Авторы «Перечня перевалов горной части Краснодарского края» считают, что перевалом Турист следует считать седловину между г. Зап. Лоюб (Кубань) 2941,4 и в. 2892,2 (пик Турист). Это кажется вполне логичным, поскольку на всем протяжении горного отрога, протянувшегося дугой от г. Западный Лоюб до перевала Лоюб, эта седловина является наиболее выраженной.

Панорама цирка в истоках Верхней Мзымты (фото Д. Комарова)

В 1989 г. у перевала Турист появилось еще одно название. Во время путешествия пятой категории сложности по Кавказскому заповеднику А. В. Твердый по ошибке поднялся на перевальную седловину, расположенную к югу от г. Западный Лоюб (2941,7 м), приняв ее за перевал Лабинский. Вот как описыват эту историю И. В. Бутвин, участник этого категорийного похода:

«После обеда Твердый достает свою туристскую карту (орографическую), ищет на ней пер. Лабинский, прикладывает к краю карты компас и изрекает: «Нам туда». Я в свои карты не заглядываю, ведь перевал некатегорийный (в перечне, но реальная его сложность – 1А). Правда наш руководитель не учел одну маленькую, но существенную деталь – его карта сориентирована не «север – юг», а «сев. – восток – юго-запад» (для удобства). Поэтому мы ошибаемся на 45 градусов влево от пер. Лабинского». В итоге ошибка была замечена, а искомый перевал Лабинский был пройден. А вечером у костра А. В. Твердый предложил назвать случайно пройденный  перевал необычно – «Трех дураков».

4.  Туристское освоение Кардывача

Незадолго до проведения экспедиции «Кубань» с перевалами и орографией Кардывачского массива знакомится туристская группа Владимира Архиповича Масликова, лидера туристского движения в  Краснодарском институте пищевой промышленности  (позднее преобразованном в Краснодарский политехнический институт).  В составе группы находился и Олег Константинович Медведев, один из старейших кубанских туристов, известный как основатель спортивного ориентирования на Кубани. На его счету было огромное количество первопроходов горных перевалов в хребтах Озерном, Герцена, Аишхо, Кардывачском горном узле. Многие известные ныне географические объекты получили свои названия именно во время этих экспедиций с участием О. К. Медведева.

В 1954 группа Масликова и Медведева, пройдя реку Цахвоа от устья до верховий, попадает на озеро Инпси. Предварительно, от устья р. Инпси (Браконьерская балка) к озеру Инпси был совершен разведывательный выход   в составе 3-х человек – Медведев О. К., Чернышев В. Г. и Баранов Г. И. Это было сделано в целях безопасности, поскольку егеря на кордоне Умпырь напугали группу воинственным, непредсказуемым поведением абхазов, чьи большие коши находились на юго-западном берегу озера. Туристы решили не подходить к кошам, а обойти озеро справа. Во время этого рейда обнаружили небольшое озеро и решили назвать его озером «3-х разведчиков». Потом все же подошли к баракам абхазов. Ночлег уже всей группы организовали выше озера в небольшом частном коше.

В 1959 году группа В. А. Масликова и О. К. Медведева прошла из долины р. Имеретинки в долину р. Цахвоа, посетила Воровские озера (балка Пасечного), назвав верхнее озеро «озеро Ледовое», совершила первопрохождение перевала «Пешеходный» и перевала «4-х».

В 1961 году группа в составе пяти человек (В. А. Масликов, О. К. Медведев и др.) снова отправились на Кардывач, на этот раз по Малой Лабе и через верховья р. Безымянки. О перевалах Лабинском и Чернореченском информация в то время была, но источник ее был неясен. Прошли перевал «5-х» без разведки (первопроход). Название – традиционно по количеству участников группы. К Мзымте спустились ниже водопада Изумрудного (название было уже тогда). На озере Кардывач встретились с Ю. К. Ефремовым. Разгорелся спор об озерах в русле Мзымты: Средний Кардывач и др. Юрий Константинович рассказал о Кардывачском горном узле, об Ацетукских озерах и др. (пути, тропы). Название перевала «Чернореченского» уже было, а «Смидовича» – нет. Название перевала «13-ти» тогда не было – оно появилось позже, предположительно во время проведения Школы инструкторов Краснодарского клуба туристов 1965 года под руководством Медведевой В. С. (супруги О. К. Медведева)

В августе 1962 года сквозь Кавказский заповедник совершает поход пятой категории сложности группа под руководством С. С. Лего. В рамках похода группа прошла пер. Лабинский: «Пройдя дальше по гребню нашли тур и около него плоский камень с нанесенным карсной краской кольцом. Как мы потом узнали, это знак краснодарской туристско-альпинистской экспедиции «Кубань», открывшей и назвавшей перевал от В. Мзымты на Безымянку. В туре обнаружили записку шести туристов  Краснодарского института пищевой промышленности под руководством Крикунова от 8 июля 1962 г, снявших записку экспедиции «Кубань». После перевала Лабинского группа прошла перевал Кардывач и перевал Аджарский, продолжив дальше свое путешествие уже по территории Абхазии.

Карта-схема из отчета С. С. Лего (1962 г.)
Фотография группы на перевале Лабинском (Кубань) из отчета С. С. Лего (1962 г.)
Фотография долины р. Верхней Мзымты из отчета С. С. Лего (1962 г.)
Фотография ледника Кардывач (ледник №46 по Каталогу ледников) из отчета С. С. Лего (1962 г.)
Г. Л. Марченко
Г.Л. Марченко

В 1966 году Кардывачский горный узел посетила туристская группа под руководством Г. Л. Марченко, совершавшая поход V категории сложности по кавказскому заповеднику. Часть маршрута пролегала и через Кардывачский горный узел. Так, его группа прошла из верховьев р. Безымянки через перевал Крутой в долину ручья Воровского, оттуда через перевал Чернореченский проникла в цирк Утаенных озер, радиально посетила перевал Смидовича, совершила первопрохождение перевала Девяти, а после него, спустившись к озеру Инпси, поднялась на перевал Кардывач II (название  «перевал Кардывач I и «перевал Кардыач II» предложены В.С.Лихачевым в 1965 году, чтобы устранить путаницу в описании этих перевалов)  и по хребту Кутехеку ушла в сторону массива г. Агепсты. По итогам похода был не только подготовлен традиционный отчет, но и была выпущена целая книга под названием «По западному Кавказу» (1972). В ней встречаются любопытные факты:

«В районе реки Цахвоа и ее левого притока – ручья Воровского (сейчас он именуется ручьем Пасечного), водятся олени, туры, серны, медведи. Раньше его частенько навещали браконьеры. Мы вспомнили рассказ старшего научного сотрудника заповедника Владислава Андреевича Котова, с которым беседовали на пастбище Абаго. Он поведал нам о трагической гибели наблюдателя заповедника Пасечного, который, обходя свои владения, встретился с браконьером. Между ними завязалась перестрелка, во время которой оба погибли [в 1963 году]. Ручей и ущелье, где произошла эта драма, назвали балкой Пасечного. Это ущелье еще интересно тем, что на нижней террасе расположены два красивых озера, по форме напоминающих восьмерку, соединенных между собой небольшой протокой. С востока к озерам вплотную подступает стена высшей точки Краснодарского края – пика Смидовича (высота 3359 метров)».

П. А. Пасечный
П. А. Пасечный

Кстати, Г. Л. Марченко был первый, кто «перенес» гидроним «Юха», описанный в литературе Ю. К. Ефремовым, на соседний левый приток р. Цахвоа, вытекающий из озер Северных: «Пик Смидовича расположен не на самом гребне Главного Кавказского водораздела, а чуть севернее, на его отроге, разделяющем долины рек Цахвоа и ее крупного левого притока, который называют рекой Юхой».

В рамках похода группа Г. Л. Марченко совершила первопрохождение перевала Девяти:

«Не теряя высоты, идем по разрушающимся скалам и осыпям, пересекаем склон пика Смидовича и выходим на одноименный перевал. Он ведет от озера Кардывач к левому притоку реки Цахвоа – Юхе. Поднявшись с юга, мы продолжаем траверсировать гребень. Однако вскоре приходится оставить скалы, спуститься на снег и продолжать путь к перевалу Девяти, который мы прошли первыми и первыми дали ему это название. Решили последовать туристским традициям: в этом районе уже есть перевалы, названные по количеству людей, прошедших впервые. Перевал Пяти, Шести, Тринадцати. В нашей группе – девять человек. Отсюда и название – перевал Девяти».

Общая карта-схема путешествия по Кавказскому заповеднику из отчета Г. Л. Марченко (1966 г.)
Схема цирка Утаенных озер из отчета Г. Л. Марченко (1966 г.)
Схема цирка ручья Перевального (руч. Кардывач) из отчета Г. Л. Марченко (1966 г.)
Фото из отчета Г. Л. Марченко (1966 г.)
Фото из отчета Г. Л. Марченко (1966 г.)
Фото из отчета Г. Л. Марченко (1966 г.)
Фото из отчета Г. Л. Марченко (1966 г.)

Теперь можно возвратиться к «высотной» теме горы Акарагварта (пик Смидовича). После исчерпывающих цитат из книги Г. Л. Марченко приведем для справки текст двух статей из географического словаря-справочника «Знай свой край», вышедшего в Краснодаре в 1974 году:

«Акарагварта, г., выс. 3141 м. Расположена в горном узле Кардывач на с.-в. отроге Г. Кавказского хр. в 1,5—2 км от его гребня. Сложена гранитами и метаморфическими породами палеозоя. Вершина имеет пирамидальную форму. На склонах — снежники. У подножия — каровые озера (Юхинские и Северные). Г. имеет два названия: в научной литературе она упоминается и на картах отмечена как Акарагварта, в альпинистской классификационной таблице вершин СССР, туристской литературе и довоенных научных работах Кавказского государственного заповедника именуется пиком Смидовича.

Цахвоа, г., высшая точка хр. Герцена. Расположена на с. этого хр. Выс. 3346 м. Сложена метаморфическими породами, конгломератами, песчаниками, гранитами. В карах горы залегает несколько небольших ледников. Вдоль нижней части склонов растут елово-пихтовые леса с примесью тиса. Выше субальпийские и альпийские луга».

Таким образом, получается, что в 1972 году г. Акарагварта (пик Смидовича) еще считалась высшей точкой Краснодарского края с высотою 3359 метров, а в 1974 году высота ее в официальной литературе понизилась до реальной   и стала составлять 3141 м. Однако при этом почему-то вершину Цахвоа упоминают лишь как высшую точку хребта Герцена, а не всего края. Что это? Сила инерции? Или какие-то информационные нестыковки? Уместно вспомнить здесь слова С. П. Лозового, который  считал, что топонимический «разнобой» вызван ведомственной разобщенностью и узкой специализацией исследователей. К этому можно добавить еще одну причину – недостаточный обмен информацией между представителями различных наук, путешественниками, местными жителями.

Наше описание туристского освоения района было бы неполным, если бы мы не включили в него некоторые данные, полученные по итогам категорийных горных походов, проведенных на территории Кавказского заповедника под руководством горного туриста из Сочи В. А. Луста (адлерский туристический клуб «Серпантин»).

Любопытная карта-схема перевалов Кардывачского горного узла и всего Кавказского заповедника по версии В. А. Луста:

Карта-схема перевалов Кардывачского горного узла и всего Кавказского заповедника ( В. А. Луст)

В частности, группа В. А. Луста совершила первопрохождение перевала Мзымта в Кардывачском горном узле, соединяющего рр. Безымянка и Верхняя Мзымта. Перевал высотой 2650 м находится между вершиной 2930,2 м и г. Северный Лоюб (2950,1 м) и имеет сложность .

Схема цирка р. Верхней Мзымты в редакции В. А. Луста
Схема перевала Мзымта

Однако, при соседстве с перевалом Мзымта более простого перевала Лабинского, ведущего из долины р. Безымянки в долину Верхней Мзымты, вряд ли кто-то (кроме категорийных групп, которым необходимо набрать необходимую сложность) будет использовать для прохода более сложный превал.

5. Слово за учеными

В 80-е годы прошлого века озера Кардывачского горного узла исследует Ю. В. Ефремов. Об итогах экспедиции можно прочесть в его книге «В стране горных озер». В результате работы экспедиционного отряда были впервые описаны некоторые озера в верховьях р. Цахвоа, а также появились  новые географические названия. Так, например, уже известные нам озера Северные, в книге Ю. В. Ефремова называются «озера Северные (Юхские)». Объяснение этому двойному названию мы можем найти в тексте:

«Через полчаса подъема мы стояли на гребне седловины [перевал Смидовича] и с восторгом рассматривали открывшуюся панораму. Перед нами – глубокая и крутосклонная долина, уходящая далеко вниз, в лесистую долину р. Цахвоа. Это Верхняя Юха (есть еще и Нижняя) – безвестная, дикая, редко посещаемая долина, самая настоящая глубинка заповедника. Слева над долиной возвышается черный игловидный пик Смидовича (3141 м)… Справа дыбятся скалистые вершины г. Цындышхо». Очевидно, что Верхней Юхой Ю. В. Ефремов называет левый приток р. Цахвоа, известный нам по сочинениям Ю. К. Ефремова как «река Северная».  Под Нижней Юхой автор, по всей видимости, подразумевает   правый приток р.Цахвоа, отмеченный на картах как «р. Юха». В пользу этого предположения свидетельствует и тот факт, что нижний левый приток р. Цахвоа Ю. В. Ефремов неоднократно упоминает в тексте как р. Воровского (в основе фамилия человека), что является искаженным названием ручья Воровского (от слова «вор»).

Посетив озера бассейна  р. Верхняя Мзымта, экспедиционный отряд переместился на озеро Инпси.  Результаты работы экспедиции подтвердили обвальн-запрудный характер образования озера. Ю. В. Ефремов упоминает любопытный факт:

«В мае 1982 г. работники Кавказского государственного биосферного заповедника, прибыв на озеро, обнаружили, что оно… исчезло. На месте водоема блестела небольшая лужица. Что же произошло? При исследовании в теле плотины нашли направленное вниз отверстие, в которое с глухим урчанием уходила вода. Многие предрекали, что озеро никогда уже не возродится. Однако в 1983 г. Инпси преподнесло очередной сюрприз. Оно, как и прежде, излучает свою голубизну, и так же тихи и спокойны его светлые воды».

Ю. В. Ефремов побывал и на малоизвестном озере Трех Разведчиков, находящемся в стороне от популярных маршрутов:

«Среди этого хаотического нагромождения камней в районе запруды блестит, словно изумруд, еще одно небольшое озерцо с кристально чистой голубой водой. …Вокруг циклопические каменные глыбы, свалившиеся сверху. На каменных утесах растут приземистые корявые сосны, раскидистые, с огромными корнями, словно щупальцами спрута, опустившимися вниз и охватывающими камень со всех сторон. Озерцо – словно аквариум, в голубой воде на дне видны до мельчайших подробностей поваленные стволы деревьев, коряги, камни. Прозрачная вода создает иллюзию мелкого водоема. На самом же деле в некоторых местах толща воды доходит до 3 – 4 м».

Завершилась экспедиция исследованием озер в истоках р. Верхняя Цахвоа в районе г. Аджара (2907). Самое крупное озеро, из которого берет начало р. Верхняя Цахвоа. Ю. В. Ефремовым было названо «Светикель»маленькое озеро – «Карлик», чуть большее — «Сателлит».

Последнее из озер, получивших название в рамках экспедиции,  было озеро, расположенное на платообразной вершине в междуречье правого и левого истока р. Верхняя Цахвоа. Этот водоем был назван «озером Тарчевского» — в честь сочинского краеведа и гидролога Б. А. Тарчевского, много лет подряд исследующего озера и ледники горного Причерноморья, а также сделавшего топографические съемки ледников на горных массивах Фишта, Псеашхо и Кардывача.

Панорама Кардывачского горного узла (фото Д. Комарова)
Панорама Кардывачского горного узла (фото Д. Комарова) 
Панорама Кардывачского горного узла (фото Д. Комарова)
Панорама Кардывачского горного узла (фото Д. Комарова)
Панорама Кардывачского горного узла (фото Д. Комарова) 

6. Список перевалов Кардывачского горного узла

1. Перевал Лоюб (Высота – 2700 м. Сложность – ). Расположен в юго — вост. отроге ГВХ, между г. Лоюб 2970,4 и в. 2848,6. Соединяет оз. Кардывач и оз. Верхн. Кардывач.

2. Перевал Турист (Краснополянский) /3-х дураков/ (Высота2815 м. Сложность – 1А-1Б). Находится в юго — вост. отрог ГВХ, между г. Зап. Лоюб (Кубань) 2941,4 и в. 2892,2. Соединяет оз. Верхн. Кардывач и  р. Бешенка (Буйная).

3. Перевал  Лабинский (Кубань) (Высота – 2745 м. Сложность – ). Расположен на ГВХ, между г. Зап. Лоюб (Кубань) 2941,4 и в. 2930,2. Соединяет оз. Верхн. Кардывач (бас. р. Верхн. Мзымты)  и  р. Безымянка (бас. р. М. Лабы).

4. Перевал Мзымта (Высота – 2850 м. Сложность – ). Расположен на ГВХ, между в. 2930,2 и г. Северный Лоюб 2950,1. Соединяет оз. Верхн. Кардывач (бас. р. Верхн. Мзымты)  и р. Безымянка (бас. р. М. Лабы).

5. Перевал  Чернореченский (Высота – 2655 м. Сложность – ). Расположен на ГВХ, между в. в. 2676,8 и 2766,1. Соединяет озёра Утаенные (бас. р. Верхн. Мзымты) и ручей Воровской (балка Пасечного) в бас. р. Цахвоа.

6. Перевал Смидовича (Высота – 2749 м. Сложность – ). Н Расположен на ГВХ, между г. Акарагварта (Смидовича) 3140,4 и в. 2839,2. Соединяет озера Утаенные (бас. р. Верхн. Мзымты) и озера Северные (бас. р. Цахвоа).

7. Перевал Девяти (Высота – 2801 м. Сложность – ). Расположен на ГВХ, между в. 2839,2 и г. Северная Цындышха 2957,8. Соединяет озера Утаенные (бас. р. Верхн. Мзымта) и  оз. Инпси (бас. р. Цахвоа).

8. Перевал Цындышха (Высота – 2745 м. Сложность – ). Расположен на ГВХ, в массиве Цындышха между г. Цындышхо Юго – Восточная 3091,5 и в. 2924,5 («Малая Цындышха»). Соединяет оз. Кардывач (бас. р. Мзымты) и оз. Инпси (руч. Перевальный [руч. Кардывач]).

9. Перевал Кардывач (Кардывач I) (Высота – 2744 м. Сложность – ). Расположен на ГВХ, между в. 2827,5 и г. Кардывач Узловой 2960,7. Соединяет  оз. Кардывач (р. Синеозерная) и оз. Инпси  (руч. Перевальный [руч. Кардывач]).

10. Перевал Озерный (Высота – 2700 м. Сложность ~ ). Расположен на Ахукдарской перемычке, в юго — зап. плече г. Кардывач Узловой 2960,7. Соединяет оз. Синеокое (р. Синеозерная) и  правый исток р. Авадхара. Перевал не имеет практического значения, т.к. в непосредственной близости находятся перевалы Кутехеку I и II.

11. Перевал Кутехеку I (Высота – 2390 м. Сложность – н/к).  Расположен на Ахукдарской перемычке, к юго-западу от пер. Озерного. Соединяет правый исток руч. Лагерного (оз. Кардывач) и р. Авадхара.

12. Перевал Кутехеку II (Высота – 2450 м. Сложность – н/к). Расположен на Ахукдарской перемычке, к юго-западу от пер. Кутехеку I. Соединяет левый исток р. Лагерной  (оз. Кардывач) — р. Авадхара.

13.  Перевал Ахукдара (Высота –  2100 м. Сложность – н/к). Расположен на Ахукдарской перемычке, между г. Кутехеку 2559,6 и г. Ахукдара 2303,6. Соединяет р. Азмыч (Бзыч) и р. Авадхара.

14. Перевал 13-ти (Кардывач II) (Высота – 2800 м. Сложность – ). Расположен на ГВХ, между г. Кардывач Узловой 2960,7 и г. Кардывач Главный 3058, Соединяет лед. Кардывач (№ 46 по Каталогу ледников СССР) и правый исток р. Авадхары.

15. Перевал 13-ти ложный (Высота – 2830 м. Сложность     ~). Расположен на северном отроге г. Кардывач Главный 3058. Соединяет ледник Кардывач и левый приток р. Верхняя Цахвоа.

16. Перевал Аватхарский (Высота – 2750 м. Сложность – ). Расположен на ГВХ, между в. 2806,5 и г. Аджара 2907,0. Соединяет левый исток  р. Авадхара и  оз. Светикель [Аджара] (бас. р. Верхняя Цахвоа).

17. Перевал Аджара Западный (Цахвоа) (Высота – 2670 м. Сложность – ). Расположен на ГВХ, между г. Аджара 2907,0 и в. 2744,2. Соединяет истоки р. Верхн. Цахвоа и р. Лашипсе.

18. Перевал Аджара Восточный (Высота –  2690 м. Сложность – ). Расположен на ГВХ, к востоку от вершины 2744,2.Соединяет истоки р. Верхн. Цахвоа и р. Лашипсе.

Карта перевалов Кардывачского горного узла:

 

Литература:

Альбов Н. М. Ботанико-географические  исследования  в  Западном З акавказье в 1893 г. // Записки Кавказского отдела Императорского Русского Географического Общества, 1896, кн. 18.

Альбов Н. М. Отчет о ботанических исследованиях Абхазии за 1890 год //  Записки Кавказского отдела Императорского Русского Географического Общества, 1893, кн. 15.

Альбов Н. М. Путешествие в Черноморских горах в 1894 г. // Записки Кавказского отдела Императорского Русского Географического Общества, 1896, кн. 18.

Бондарев Н. Д. В горах Абхазии. –М., 1981.

Бутвин И.В. Материалы клуба туристов  Краснодарского политехнического инс-та за 1953 – 1965 г.г./Из личного архива И. В. Бутвина. –Краснодар, 2000.

Бутвин И.В. Отчет-дневник научно-спортивного похода-экспедиции  5-й категории сложности по Кавказскому заповеднику (сентябрь – октябрь 1989г.), Краснодар, 1989.

Бутвин И.В., Самойленко А.А. Перечень перевалов горной части Краснодарского края и республики Адыгея. –Краснодар, 1997.

Винников Н. В. Материалы по триангуляции на Кавказе с 1864 по 1912 гг. // Записки военно-топографического отдела Главного управления Генерального штаба, 1914, часть 68, отделение 3.

Ворошилов В. И. Топонимы российского Черноморья. –Майкоп, 2007.

Дороватовский С. Сочи и Красная поляна с окрестностями. Путеводитель. –Спб, 1911.

Инал-Ипа Ш. Д. Страницы исторической этнографии абхазов. –Сухуми, 1971.

Касландзия В. А. Абхазско-русский словарь. –Сухум, 2005.

Кварчия В. Е. Историческая и современная топонимия Абхазии. –Сухум, 2006.

Ефремов Ю.В. В стране горных озер. –Краснодар, 1991.

Ефремов Ю.В. Голубое ожерелье Кавказа. –Л.; Гидрометеоиздат, 1988.

Ефремов Ю.К. Тропами горного Черноморья. –М., 1963.

Ефремов Ю. К., Лебедева Н. А., Олюнин В. Н. Геоморфологическое районирование и картирование Главного Кавказского хребта в пределах от г. Чугуш на северо-западе до г. Кардывач на юго-востоке в 1938 г.// Архив Кавказского государственного природного биосферного заповедника..

Знай свой край. Словарь географических  названий Краснодарского края. –Краснодар, 1974.

Карты съемки 1903 – 1904 гг. (масш. 1:84000, в 1 дюйме – 2 версты), лист VIII – 8, 1906.

Каталог ледников СССР. Т. 8. Северный Кавказ. Части 1-4. Бассейн реки Кубани. –М., 1967.

Лего С.С. Отчет об  учебно-тренировочном походе  V  категории  сложности  по  Западному Кавказу. 1962.

Литвинов В. В. Кардывач ждет туристов и альпинистов! // Бюллетень «Турист Кубани», 1962, № 1.

Лихачев В.С. Отчет об учебно-тренировочном походе III категории сложности по Зап. Кавказу. –Краснодар, 1965.

Лозовой С. П. Географические названия на карте Краснодарского края: современное состояние, неустойчивость и проблемы единства их применения. // География Краснодарского края (сб. статей). –Краснодар, 1994.

Лотышев И.П. География Краснодарского края. –Краснодар, 1970.

Марченко Г. Л. По Западному Кавказу. –Краснодар, 1972.

Марченко Г. Л. Отчет о путешествии V  категории  сложности по  Западному Кавказу. 1966.

Меретуков К. Х. Адыгейский топонимический словарь. –Майкоп, 2003.

Молчанов В.М. А что там, за горами?  –Краснодар, 1985.

Морозова-Попова Е. М. Экскурсия на озеро Кардывач // Записки крымско-кавказского горного клуба, 1913, №4.

Морозова-Попова Е. М. Верховья р. Мзымты на Кавказе (озеро Кардывач) // Записки Новороссийского общества естествоиспытателей, 1913, т. 90.

Мурзаев Э.М. Словарь народных географических терминов. –М., 1984.

Сергеев М. В. Минеральные богатства в Сочинском округе // Горный журнал, 1900, т. 4.

Старк А. А. На Русской Ривьере. Из дневника охотника. –СПб, 1913.

Тарчевский  Б.А. Ледники и озера Сочинского Причерноморья. –Сочи, 2000.

Твердый А. В. Кавказ в именах, названиях, легендах. –Краснодар, 2008.

Твердый А. В. Отчет о пешеходном туристском путешествии Пятой категории сложности по Западному Кавказу, совершенном с 13 сентября по 3 октября 1989 года. –Краснодар, 1989.

Тихомиров В.Р. Горный мир Кубани. –Краснодар, 1987.

Труды Кавказского государственного заповедника. Вып. I. –Майкоп, 1936.

Цхомария Б. Д. Озеро Кардывач. – Краснодар, 1962.



8 комментариев

Написать комментарий


© 2010 - 2017 Аня и Митя Андреевы

В оформлении сайта использованы рисунки Марии Филатовой


Использование любых материалов этого сайта разрешается только с согласия авторов.


FAQ: часто задаваемые вопросы


Наши контакты:

Тел.: +79189928495
+79181616904
mandarinki@gmail.com
mountaindreams.ru
mountaindreams.guide
Митя Андреев


FAQ: часто задаваемые вопросы